Авария

Петр Ореховский, Авария

http://magazines.russ.ru/vestnik/2009/26/or17.html

Я с удовольствием прочитал рассказ Петра Александровича о современной жизни в городе N. 

Две цитаты:

Между тем научно-технический прогресс, на который возлагалось столько надежд в светлом социалистическом прошлом, внезапно проявил свои антигуманные достижения в немытой капиталистической России. Как-то незаметно оказалось, что литейные цеха, напоминавшие запахом, температурой и освещением мини-копию Ада, были ликвидированы, самая распространённая профессия России — грузчик — понесла большие потери, на шахтах появились новые проходческие комбайны, и даже сбор пустой стеклотары более не приносил столь значительных доходов, как это было в советское время и в раннюю эпоху легализации бомжей и начала ваучерной приватизации. Много ручного труда осталось в строительстве, но и там появились новые средства малой механизации, о которых домашние мастера, ремонтировавшие квартиры собственными силами, ранее могли только мечтать.

Неожиданности принёс с собой научно-технический прогресс. Под суровым взглядом частных охранных агентств и прицелом шпионских телекамер, рамок с металлоискателями, установленных на проходных, существенно сократилось поголовье несунов. Пьянство на рабочем месте, столь популярное среди класса-гегемона, тоже стало терять свои позиции, перемещаясь в кабинеты топ-менеджмента, да и там происходили уж совсем фантастические для недавнего советского директората вещи. У начальства в баре подолгу стояли крепкие спиртные напитки, по нескольку бутылок, иногда початых — и всё это не требовало немедленного употребления вплоть до полного изнеможения. Впрочем, конечно, такое возмутительное положение наблюдалось не везде, отнюдь не везде, оставляя надежду на сохранение традиций.

Вот, технический прогресс дошел и до города N. Уже неплохо.

По дороге домой Ольга Петровна завела философический разговор на волнующую её тему — кто же всё-таки виноват и в чём причина того, что в России люди плохо живут. Василий Иванович очень был удивлён постановкой вопроса и ответствовал приятной собеседнице:

— Отчего же плохо? Если рассмотреть сумму прикладываемых усилий и получаемый в виде дохода и потребительского набора результат, то народ у нас живёт очень даже хорошо. Ведь кого у нас сейчас более всего стало? Сплошные торговцы кругом, да ещё вон — охранники с бандитами. Про чиновничье крапивное семя я не говорю, этой заразы всегда хватало, но сейчас-то как всё разрослось и колосится…

— Я не о том, Василий Иванович, — перебила его Малова. — Вы мне скажите, отчего у нас люди друг к другу относятся, как к врагам, которых надо победить, завоевать? Всячески унизить? Где пресловутая широкая русская душа, доброта, щедрость, взаимовыручка? Это вообще когда-нибудь имело место? Или это сказки советского прошлого?

— Думал я об этом, Оля, хотя в отличие от вас я за границей так и не побывал, остаётся только поверить вам на слово, что там всё по-другому… Что же до нашей милой родины, так мне кажется, что всё это от нас с вами и идёт. Сами виноваты.

Я думаю, Василий Иванович глубоко прав — люди такие. Вопрос, который однако остается без ответа, почему так получается. Каждый отдельный человек в целом хороший, в особенности в глубине души. Но вот все вместе, это что-то действительно особенное.


Comments are closed.