Энергия-Буран как инструмент понимания макромира

Бывший министр общего машиностроения СССР Олег Бакланов: «Энергия-Буран» была создана как инструмент для понимания, что такое макромир

http://polit.ru/science/2010/11/20/baklanov_radio.popup.html

Занятное интервью. Вот оказывается чего мы лишились, когда победили ГКЧП. Надо оказывается было выбирать, или перестройка или понимание макромира.

В целом все это напомнило мне следующее высказывание. За большие деньги можно сделать все что угодно, вопрос лишь в том, удастся ли на этом заработать.

Если же говорить про науку во времена светлого прошлого, то здесь будет уместна цитата из работы П. А. Ореховского Роль конфликтов поколений в смене стереотипов поведения господствующей элиты и их влияние на социально-экономическое развитие России

http://lab.obninsk.ru/public/articles.php?htmlfile=pokolenie/oglav.htm

Из раздела Застой (1969 – 1984)

 Характерное примечание к данной таблице тогдашнего Центрального статистического управления: «В 1940 г. численность научных работников составляла 98,3 тыс. человек. В 1984 г. в СССР насчитывалось около 1,5 млн. человек, или одна четвертая часть всех научных работников мира».

Количественный рост «поголовья» ученых в СССР поражает воображение – за тридцать лет почти в десять раз! И если ещѐ в 1950 и даже в 1960 году это был один из самых привилегированных социальных статусов, как по размеру оплаты труда, так и по символическому капиталу (звание ученого было почѐтно), то в семидесятые научная работа становится массовой профессией, а к 1980 г. – «девальвируется», мало чем отличаясь от звания «инженера».

Понятно, что отдача от советских НИОКР отнюдь не росла такими же темпами, как количество «ученых». Экономический рост СССР в семидесятые годы замедляется, а не увеличивается. Можно сказать, что «ученые» не справились со своей задачей обеспечения технического прогресса, и альтернативным источником роста экономики стали открытые нефтяные и газовые месторождения Западной Сибири и российского Севера.

В принципе, описанная ситуация осознавалась элитой – заклинания об отказе от экстенсивного роста и переходе к интенсивным источникам развития постоянно произносились партийными бонзами и хозяйственными руководителями. Но любые инновации невозможны без изменения социальной структуры, а этого-то «практики» как раз и не собирались допускать ни в коем случае. Привилегированному положению «шестидесятников» ничто не должно было угрожать – поэтому, если возникало новое направление НИОКР, для него создавался новый НИИ, однако старые лаборатории и НИИ не ликвидировались, статус бывших «выдающихся учѐных» не мог быть понижен. Директор НИИ, начальник отдела или заведующий лабораторией – это люди «навсегда», они в полном соответствии с бюрократическим «принципом Питера» могли быть перемещены только по горизонтали или вверх в иерархической структуре. Поэтому и количество учѐных, как показывает советская статистика, удваивалось каждые десять лет.


Comments are closed.