Денацификация Платона

Cлушаю лекции про диалоги Платона. Мое удивление вызвал режим, показанный в качестве идеального, в диалоге Государство. Просто ужас. Говорится, что Сократ в диалогах Платона показывает лживость софистов и риториков. Однако, по-моему, защиту режима государства философов, изображенного Платоном, можно отнести только к разряду пропаганды.

Поискал, что говорит по этому поводу общественность. Нашел чудную статью К истории денацификации Платона в послевоенной Германии, которая как нельзя лучше передает суть дела. Оказалось, что во времена Третьего рейха появилось много статей немецких знатоков Платона, в которых доказывалось, что в гитлеровской Германия идеи Платона были воплощены в жизнь. Самое интересное, что никто иной как Карл Поппер в первом томе книги Открытое общество и его враги (Чары Платона) в целом был согласен с такой интерпретацией, только, естественно, со стороны осуждения.

Соотвественно, после окончания войны потребовалось специальные усилия, чтобы реабилитировать Платона. Было необходимо, с одной стороны, снять с Платона налет предвосхитителя Третьего рейха, с другой, защитить Платона от нападок Поппера. Ниже несколько цитат из статьи, которые дают представление о том, как это происходило.

‘Принципиальное сходство интерпретации (хоть и с противоположными знаками) между всеми ними, с одной стороны, и либеральным мыслителем, с другой, внесло в процесс реабилитации Платона дополнительные сложности. Куда проще было бы, действительно, заявить, что нацисты и близкие к ним толкователи полностью переврали подлинного Платона, если бы Поппер весьма пространно не развил ту идею, что нацисты как раз все прекрасно поняли и лишь ясно высказали то, что университетские исследователи стыдливо умалчивали или в лучшем случае признавали скрепя сердце.’

‘Одна стратегия заключалась в том, чтобы отвергнуть тоталитарное толкование целиком и на корню: Поппер (а нацисты и подавно) неправильно понял Платона, неверно истолковал ряд пассажей, не дочитывал многие из них до конца, толкал Платона к чуждым ему выводам, выносил анахроничные суждения с высоты своего опыта середины ХХ века. … Например, Хартмут Эрбсе «пересказывает» «Государство» в настолько невинных выражениях, что неосведомленный читатель невольно задастся вопросом о том, как можно было додуматься до нелепых тезисов, подобных попперовским.’

‘В близкой манере трактует отношение Платона к демократии философ и католический мыслитель Хельмут Кун. … Он считает книгу Поппера абсолютно неверной и бьющей мимо цели, хотя и признает определенное сходство некоторых черт платоновского полиса с монструозностями Орвелла или Хаксли. Критику Платоном демократии часто трактуют неверно. Платон осуждает ее не в пользу другого режима, а во имя принципов самого полиса. А из этих принципов ясно вытекает, что по-настоящему свободный человек может жить только при демократическом общественном устройстве.’

‘Сходным образом известный (в том числе и в России) политолог Отфрид Хёффе отвергает попперовскую позицию на том основании, что лишь малая часть общества у Платона должна была претерпеть радикальные изменения, остальные же массы — крестьяне, ремесленники, торговцы — могли спокойно вести привычный образ жизни при условии, что будут стремиться к благоразумию или мудрости и добровольно (frei) признают власть тех, на кого возложена миссия править. В целом О. Хёффе считает, что общество, описанное или предписанное Платоном, не столь уж далеко от того, что Поппер называет открытым обществом.’

‘То же касается и другого — очень распространенного — типа опровержения, состоящего в том, чтобы упрекать Поппера, что он не учел (или недоучел) утопический характер платоновской политии. Поппер принял-де все написанное Платоном за чистую монету: нет, Платон не собирался запретить собственность и ввести промискуитет в нравы полиса. Нужно уметь его читать.’

‘Р. Маурер одобряет Гадамера, требующего научиться читать Платона философски, а для этого сначала «обратить в мысль» политические тезисы Платона вместо того, чтобы принимать их в чистом виде. … Кроме этого, Маурер весьма любопытно пытается обернуть попперовскую критику против самого Поппера. Поппер именно потому-де столь нетерпим к Платону, что основоположения платоновской политической философии реализовались в середине ХХ века в либеральном мире, прежде всего в Америке. Современное технократическое общество и есть аристократический платоновский режим, а отождествление аристократии с общественным разумом находит параллель в идеологии современной технократии.’

‘В годы нацизма многие ученые стремились показать сходство, а то и тождество античных политических теорий с идеологией, господствовавшей в рейхе, для того, чтобы польстить деспотам и придать им престижа. Но они забывали, что если у Платона и шла речь о деспотизме, то это был деспотизм добра, а не Зла или Пустоты, как это свойственно современной эпохе.’

‘Некоторые нацистские авторы продолжали печататься и после войны. Одни претерпели (или предприняли) более или менее полное «обращение», другие сохранили (и достаточно ясно демонстрировали) верность прежним позициям. … К. Хильдебрандт переиздал в 1959 году свой главный платонистский опус 1933 года (завершенный в конце 1932-го). Программное георгианское название «Платон. Борьба духа за власть» было заменено невинно-расхожим «Платон. Логос и миф». … зато он как будто в отместку усугубил некоторые выражения в сторону нацистского вокабуляра: так, Платон из «идеалиста» первого издания превратился во втором в «великого вождя (Führer) идеализма».’

Информация

Михаил Маяцкий. К истории денацификации Платона в послевоенной Германии. Логос 6 (2012): 29-41.

http://www.logosjournal.ru/arch/62/90_4.pdf

К теме: Утопия по Дугину

См. также

D. Dombrowski, Plato’s ‘noble’ lie, History of Political Thought, Vol. 18, No. 4 (Winter 1997), pp. 565-578.

http://www.jstor.org/stable/26217435

Обсуждение

https://evgeniirudnyi.livejournal.com/173550.html


Comments are closed.