Ученый и политика

‘Пьер-Симон Лаплас слыл карьеристом в те времена, когда карьеризм считался делом рискованным. В разгар Великой французской революции Лаплас занял место одного из величайших математиков Европы, о чем он любил частенько напоминать своим коллегам в Академии наук. В 1793 году — в эпоху террора — Академия была распущена; Лаплас объявил о своих республиканских взглядах, но все же покинул Париж, для того чтобы не подвергать себя опасности (он не без оснований беспокоился за свою жизнь; его коллегу Антуана Лавуазье, отца современной химии, в 1794 году отправили на гильотину). Когда к власти при­шел Наполеон, Лаплас присоединился к бонапартистам и посвятил императо­ру свою работу «Аналитическая теория вероятностей». Наполеон назначил Лапласа министром внутренних дел, однако его карьера на этом посту продлилась совсем недолго — слишком абстрактными для политика понятиями он мыслил. После реставрации Бурбонов Лаплас стал роялистом и убрал по­священие Наполеону из последующих редакций своей книги. Титул маркиза ему был дарован в 1817 году.’

Шон Кэрролл, Вечность. В поисках окончательной теории времени, СПб.: Питер, 2016.

Обсуждение

https://evgeniirudnyi.livejournal.com/191427.html

https://www.facebook.com/evgenii.rudnyi/posts/1377725379028544


Comments are closed.