Как хиппи спасли физику

Мои впечатления от книги David Kaiser, How the Hippies Saved Physics: Science, Counterculture, and the Quantum Revival.

Дэвид Кейзер описывает сравнительно недавние события, связанные с неформальной группой фундаментальной физики (Fundamental Fysiks Group). Группа собиралась на неформальные встречи в семидесятые годы в Беркли и большинство участников истории живы в настоящее время. С точки зрения автора именно данная группа сыграла большую роль в становлении квантовой информатики, хотя в настоящее время деятельность группы практически не упоминается в учебниках.

В основе истории лежит известная теорема Белла, которая привела к пересмотру взгядов на основания квантовой механики. Нарушение неравенств Белла в последующих экспериментах показало, что квантовые состояния удаляющихся частиц остаются взаимосвязаны между собой и призрачное действие на расстоянии (spooky action at a distance) — это реальность.

В те времена размышления об основаниях квантовой механики не поощрялись. Принцип послевоенного развития квантовой механики в США сводился к лозунгу «Заткнись и рассчитывай» (shut up and calculate). Размышления на тему, что говорят нам уравнения квантовой механики об устройстве мира, только вредили получению постоянной ставки профессора. Два примера. Джон Клаузер (John Clauser) первым провел экспериментальную проверку неравества Белла в 1972 году (вместе с Фридманом). Цитированию статьей Клаузера в настоящее время позавидует любой физик. Однако в те времена Джону Клаузеру при всем его старании не удалось получить академическую позицию. Интерес Клаузеру к неравенству Белла в те времена был слишком далек от общепринятных убеждений в академическом сообществе.  Алан Аспект (Alain Aspect)  в начале восьмидесятых годов хотел улучшить эксперименты Клаузера-Фридмана. Он встретился с Беллом, чтобы обсудить с ним условия проведения эксперимента. Первым вопросом Белла стал «Есть ли у вас уже постоянная позиция?».

Группа фундаментальной физики была создана для обсуждения вопроса как устроен мир и на этом пути не было запрещенных тем и табу. Какую роль в мире играет квантовая нелокальность? Может ли квантовая нелокалность быть связана с сознанием? Есть ли связь между паранормальными явлениями и теоремой Белла? Есть ли аналогии между восточным мистицизмом и квантовой механикой? Могут ли психоактивные наркотики активизировать паранормальные способности в человеке? Это только некоторые вопросы, активно обсуждавшиеся на заседаниях группы. Естественно, что разные участники группы по разному относились к восточному мистицизму, паранормальным явлениям и влиянию наркотиков. Тем не менее картина, воссозданная в книге, наглядно показывает, что демаркация между наукой и не наукой невозможна. Даже позиция, кажущаяся абсурдной,  может привести в дальнейшем к полезным результатам.

В книге прекрасно воссоздана атмосфера американского общества того времени. Для российского читателя будет интересно узнать, как происходит финансирование науки в США (в особенности в связи с реформой РАН). Разные судьбы участников группы фундаментальной физики показывают разные возможные пути удовлетворения своих интересов и любопытства.  Академическая наука — это только один из возможных путей.  Другие возможности — это независимая работа как консультанта,  создание собственной фирмы, или даже наука как хобби на социальном пособии.  Ряд участников группы стали профессиональными писателями, книги которых дали им финансовую независимость. Финансирование от государственных фондов и военных организаций переплетается с  деньгами от филантропов и бизнеса. Дэвид Кейзер убедительно показывает, что наука является частью общественной жизни и разделение, где кончается наука и начинается жизнь, невозможно.

 


Comments are closed.