Эрнст фон Глазерсфельд: от эволюционной эпистемологии к радикальному конструктивизму

Эрнст фон Глазерсфельд (Ernst von Glasersfeld, 1917 — 2010) один из основателей радикального конструктивизма. В книге отмечается связь эволюционной эпистемологии с радикальным конструктивизмом. Ниже несколька цитат про эту связь. Следует отметить, что Глазерсфельд особо рассматривает связь радикального конструктивизма с генетической эпистемологией Пиаже — см. Э. фон Глазерсфельд, Конструктивистская эпистемология Ж. Пиаже в книге.

‘Однако у Глазерсфельда, как и у других конструктивистов, такая интерпретация адаптации [не существует никаких целевых направлений], отказ окружающей среде в активном начале в процессе развития является принципиальной позицией, служащей фундаментом для эпистемологических построений. Понятие адаптации, приспособленности, которое теперь следует понимать исключительно как жизнеспособность, пригодность («fitness») служит ключевым связующим звеном между эволюционной теорией в биологии и радикальным конструктивизмом в эпистемологии: «Именно в трактовке понятия fitness совпадают основные принципы теории познания радикального конструктивизма и теории эволюции: точно так же, как среда устанавливает границы выживания для живых организмов (органических структур), элиминируя варианты, выходищие за пределы возможностей выживания, так и оnытный мир — будь то в повседневной жизни или в лаборатории — определяет критерия правильности (Prüfstein) наших идей (коrнитивных структур)».’

‘Интересно отметить, что понимание «истины» в нашем повседневном использовании этого слова Глазерсфельд оставляет в силе, поясняя, что оно не имеет ничего общего с идеей соответствия некоей внешней реальности, данности.’

‘С одной стороны, ряд идей, высказанных в рамках данного направлении, напрямую способствовал формированию конструктивистской позиции и, таким образом, включается в список его предшественников; с другой стороны, существующие расхождения во взгядах по некоторым ключевым вопросам заставляют считать эволюционную эпистемологию одним из «ближайших» оппонентов радикального конструктивизма. Ближайшим именно потому, что оба концептуальных направления эпистемологии выросли из одного корня — тезиса отождествления биолоrической и когнитивной эволюций. …

Главное идейное противоречие состоит в воззрении на основной эпистемологический вопрос о соотношении знания и реальности. Так, если радикальный конструктивизм полностью отвергает какое-либо соотношение между знанием и действительностью ввиду уже самой невозможности постановки такого вопроса, то в эволюционной эпистемологии существует определенная nозиция, позволяющая ставить и в положительном ключе решать вопрос о соответствии знания внешней действительности.’

Цитаты на эту тему из работы Эрнст фон Глазерсфельд, Введение в радикальный конструктивизм.

‘ «Естественный отбор», как в филогенетическом, так и в зпистемологическом аспекте, не отбирает позитивно самые устойчивые, наиболее пригодные, наилучшие или самые истинные формы, а функционирует негативно таким образом, что всему, что не выдерживает проверки, просто позволяет разрушаться. Такое сопоставление, безусловно, выглядит несколько натянутым. В природе любой недостаток неизбежно оказывается смертельно наказуемым; что же касается философов, то они погибают из-за несовершенства своих идей чрезиычайно редко. В гуманитарном контексте речь следует вести не о выживании, а об «истинности».’

‘Более важной представляется эпистемологическая сторона указанной аналогии. Вопреки распространенному ошибочному убеждению этологов, никакие выводы относительно «объективного», т.е. предшествующего опыту мира, отталкиваясь от строения или поведениия живых существ, сделать невозможно. Дело в том, что — в соответствии с эволюционными представлениями — между внешним миром и способными к выживанию биологическими структурами, либо моделями их поведения, не существует никакой причинной связи. Как заметил Грегори Бэйтсон, дарвиновская теория построева на кибернетическом принципе достаточности (Beschränkung), а не на причинно-следственных отношениях.’

‘В функциональном, прагматическом смысле идеи, теории и «Законы природы» могут рассматриваться в качестве структур, постоянно подвергающихся воздействию эмпирического мира (с которым мы вступаем во взаимодействие), в результате которого определяется их устойчивость или неустойчивость. Если какая-либо когнитивная структура не была отвергнуrа и по сей день, то это доказывает не более и не менее тот факт, что при данных обстоятельствах нашего опыта, она справляется с задачами, которые мы на нее возлагаем. Следуя строгой логике, это вовсе не означает, что мы теперь знаем, как устроен объективный мир; это означает лишь то, что мы знаем одии из многих пуrей, ведущих к достижению поставленной цели и который мы в нами же определенных обстоятельствах опыта избрали.’

Информация

Сергей Цоколов, Дискурс радикального конструктивизма: Традиции скептицизма в современной философии и теории познания, 2000. Глава 2. Философия радикального конструктивизма Эрнста фон Глазерсфельда.

Обсуждение

http://evgeniirudnyi.livejournal.com/160991.html


Comments are closed.