Ульмская ночь: сны Рене Декарта

Как пишут, видение новой философской системы пришло Декарту во время трех снов ночью c 10 по 11 ноября 1619 года (Декарту было 23 году). Вот как пишет про это событие М. А. Алданов:

’30 августа 1619 года состоялась во Франкфурте коронация германского императора Фердинанда II. Молодой Декарт был там в качестве «туриста». Ему хотелось «раз в жизни увидеть то, что там происходило, и узнать, как пышно ведут себя на театре Вселенной первые актеры этого мира», — говорит Байе. Оттуда он отправился в Ульм. «Он оказался в глухом месте, весьма мало посещаемом людьми, устроил себе одиночество, которое могла ему дать его бродячая жизнь… Целый день он проводил взаперти, в избе, где имел достаточно времени, чтобы собрать мысли. Вначале это была лишь прелюдия воображения. Он смелел постепенно, переходя от идеи к идее. Свобода, данная им своему, не встречающему препятствий гению, незаметно привела его к опровержению всех других систем. Он решил раз навсегда отделаться от всех своих прежних взглядов… Огонь овладел его мозгом. Он впал в состояние восторга…, его стали посещать сны и видения. Декарт говорит нам, что 10 ноября он лег спать в состоянии крайнего энтузиазма. Ему показалось, что в этот день он постиг основы изумительной науки. Ночью ему снилось…, что Бог указывает ему дорогу, по которой следует направить жизнь в поисках правды»… «Можно было бы подумать, — добавляет наивно Байе, — что он вечером выпил перед тем, как лечь спать. И действительно это был канун дня святого Мартина, когда и там, как во Франции, люди обычно кутят. Но он уверяет нас, что провел день в трезвости и в последний раз пил вино за три месяца до того»…’

‘Осталась и краткая, не очень понятная, запись самого Декарта об этой ночи 10 ноября: «Когда я был полон восторга и открыл основы изумительной науки». И еще — по-видимому, о той же ночи: «И начал я понимать основы открытия изумительного». Больше ничего, никаких разъяснений. Как вам известно, он был таинственный человек. Говорил: «bene vixit bene qui latuit», — «хорошо жил тот, кто хорошо скрывал». Быть может, он в Ульмскую ночь сделал величайшее из своих научных открытий: открыл аналитическую геометрию. Но еще гораздо вероятнее предположение, что ему тогда впервые представилась вся созданная им позднее философская система. Возможно, в связи с ней, он наметил и свою жизненную программу, маленькой частью которой позволительно считать и только что приведенное мною латинское изречение. По-моему, все это могло произойти одновременно, — у него ведь все было связано, от его интереса к розенкрейцерам до великих математических открытий. ‘

Информация

М. А. Алданов, Ульмская ночь: Философия случая, Издательство имени Чехова, Нью-Йорк, 1953.

Alice Browne, Descartes’s Dreams, Journal of the Warburg and Courtauld Institutes, Vol. 40 (1977), pp. 256-273

https://www.jstor.org/stable/750999

Michael Keevak, Descartes’s Dreams and Their Address for Philosophy, Journal of the History of Ideas, Vol. 53, No. 3 (Jul. — Sep., 1992), pp. 373-396

https://www.jstor.org/stable/2709883

P.S. Я увидел упоминание про это событие в книге

Edwin Arthur Burtt, The Metaphysical Foundations of Modern Science. A Historical and Critical Essay,  Second Edition, 1932.

Обсуждение

https://evgeniirudnyi.livejournal.com/197822.html

https://www.facebook.com/evgenii.rudnyi/posts/1454767927990955


Comments are closed.