Манфред Эйген: Игра жизни

Жак Моно критиковал Манфреда Эйгена (Manfred Eigen, 1927 — 2019) за анимизм. Согласно Эйгену возникновение жизни и эволюционное развитие происходило закономерно. С точки зрения Моно это означает, что между человеком и вселенной можно углядеть наличие особых отношений, напоминающих таковые у примитивных народов — отсюда термин анимизм.

Решил познакомиться с работами Эйгена непосредственно. На русский язык была переведена небольшая работа Эйгена и Винклер Ludus vitalis, которая послужила основой книги, попавшей под критику Моно — Игра, Законы природы управляют случаем (М. Eigen, R. Winkler, Das Spiel, Naturgesetze steuern den Zufail). Интересно отметить, что Эйген был знаком с книгой ‘Случай и необходимость‘ Моно. В ходе обсуждения трудностией при объяснении возникновения жизни Эйген приводит такое высказывание Моно:

‘великолепную симфонию живой природы не так-то просто исполнить нам — дилетантам’.

С другой стороны, при обсуждении чистой случайности при рассмотрении эволюции Эйген Моно не упоминает. Тем не менее, явно видно главное разногласие между ними — для Эйгена случайность в духе Моно является чудом:

‘Многие биологи склоняются скорее к другой крайности [по сравнению с детерминизмом]. Они верят в догму «абсолютного», «слепого» случая. В детерминистической модели постулируемые физические закономерности в большой степени покрыты мраком неизвестности, здесь же физическое объяснение становится вообще неуместным — действия Создателя полностью ускользают от нашего понимания. Флуктуация, находящаяся за пределами всякого ожидания, в принципе непредсказуема, хотя ее и нельзя исключить. Эту ситуацию можно сравнить с лотереей, только здесь «выигрыш» неизмеримо менее вероятен … После этого ясно, что в действительности означает ссылка на абсолютный случай при объяснении «акта творения».’

Тем не менее, Эйген также отвергает детерминированную эволюцию — он пишет следующее по поводу игры Жизнь Конвея:

‘Простые правила рождения, выживания и гибели порождают необозримое многообразие взаимодействующих друг с другом популяциоиных структур с крайне интересными «функциональными» способностями. Однако весь ход игры подчиняется диктату заранее заданных правил отбора и однозначно определяется начальной конфигурацией. Не происходит ничего такого, что не было бы запланировано с самого начала «полностью информированным Создателем» или по крайней мере не было бы предсказуемо. Вся информация, которая выявляется в ходе игры, содержится уже в начальных условиях.’

В этот отношении название книги Эйгена ‘Игра жизни‘ не имеет отношения к игре Жизнь — с точки зрения Эйгена в последней игру жизни найти невозможно.

Эйгену нравится следующая игра, в которой он находит сочетание закономерности и случая. В ящике находится N шаров с разными номерами. На каждом шагу игры из ящика случайно вынимается шар, далее либо шар удаляется из игры (смерть), либо происходит разножение — шар возвращается обратно и при этом добавляется второй шар с таким же номером. Шаги смерти и разможения повторяются друг за другом — таким образом общее число шаров N в ящике не меняется.

Эйген утверждает, что в этой игре в конце концов в ящике останутся шары с одинаковым номером (каким зависит от случая). Эйген говорит:

‘Перед нами, очевидно, случай «отбора», хотя никто здесь специально не занимался отбором, следуя какому-либо критерию. Таким образом, отбор здесь является лишь следствием определенного флуктуационного поведения. Для рассмотренного варианта игры никак нельзя предсказать, какой именно номер будет отобран.’

Естественно, что Эйген понимает, что такая игра является слишком упрощенный. В книге он также рассматривает более сложные варианты, когда шаги смерти и разножения вариируются случайным образом и когда при разможении в ходе мутации возникает новый номер. В целом Эйген считает, что Бог играет в кости, но исключительно по правилам. Заключение:

‘этот пример делает очевидным, что самоорганизация, основанная на отборе, является по существу следствием определенного физического поведения системы, когда флуктуации способны усиливаться. При этом отдельные флуктуации непредсказуемы.’

Вот как выглядит эволюция глазами химика. К этому, по-моему, неплохо подходит цитата Гёте, приведенная в предисловии к книге, написанном М. В. Волькенштейном:

‘Представьте себе природу, которая как бы стоит у игорного стола и неустанно выкрикивает: вдвое!, т. е., пользуясь уже выигранным, счастливо до бесконечности продолжает игру сквозь все области своей деятельности. Камень, животное, растение — все после таких счастливых ходов постоянно снова идет на ставку, и кто знает, не является ли и весь человек, в. свою очередь, только ставкой для более высокой цели?’

В этой книге Эйген не затрагивает вопросы о взаимосвязи человека и природы. Было бы интересно узнать, как Эйген ответил бы на обвинения Моно в анимизме.

Информация

М. Эйген, Р. Винклер, Игра жизни, 1979. Перевод с работы М. Eigen, R. Winkler, Ludus vitalis.

Ссылка на цитату Гёте: Иоганн Вольфганг Гёте, Избранные сочинения по естествознанию, Издательство АН СССР, 1957, Глава Из афоризмов и высказываний Гёте, с. 390-391.

Обсуждение

https://evgeniirudnyi.livejournal.com/244153.html

https://www.facebook.com/evgenii.rudnyi/posts/2127176350750106


Comments are closed.