Детерминизм и причинно-следственные связи

Обычно детерминизм отождествляется с наличием причинно-следственных связей. В книге Ю. И. Семенова говорится же о том, что каузальность является более ограниченным понятием, чем детерминизм. Выпишу несколько цитат из его книги по этому поводу.

Вначале о взглядах французского математика, экономиста и философа Антуана Курно (1801-1877).

‘В основу его взгляда, впервые изложенного в работе «Основы теории шансов и вероятностей» (1843), легла впервые выраженная стоиком Хрисиппом из Сол трактовка случайности как результата пересечения независимых причинных рядов.’

‘А. Курно, как и все детерминисты, исходит из положения, что не может быть беспричинных явлений. «Никакое явление или событие, — подчеркивает он, — не возникает беспричинно. Это — основной принцип, управляющий человеческим разумом при исследовании фактов действительности. Часто причина от нас ускользает или мы считаем причиной то, что в действительности ею не является; однако ни наша беспомощность при пользовании принципом причинности, ни ошибки, в которые мы впадаем при его применении, не могут поколебать нашу убежденность в истинности этого принципа, признанного как необходимое и не знающее исключений правило».’

‘Отсюда следует определенная картина мира: «Мы восходим от следствия к его непосредственной причине, а эту причину можно в свою очередь рассматривать как следствие и так продолжать всю цепь без всяких ограничений, которые наш разум мог бы представить себе для этой обратной последовательности явлений. Возникшее следствие в свою очередь может стать причиной последующего следствия и так до бесконечности. Эта бесконечная цепь причин и следствий, расположенная во времени, цепь, в которую реальные явления входят звеньями, образует линейный ряд».’

‘случайность возникает при пересечении отдельных причинных цепей, в каждой из которых все абсолютно необходимо. «События, возникшие при встрече или комбинации явлений, принадлежащих независимым рядам, — пишет О. Курно, — получившиеся в порядке причинности, мы называем явлениями случайными или результатами случая».’

‘«Слово „случайность“, — читаем мы в книге О. Курно, — не означает ничего вещественного, но лишь идею: эта идея говорит о комбинации многих систем причин или фактов, развертывающихся каждая в своей цепи независимо одна от другой». «В этом смысле, — продолжает автор, — правильно говорят, что миром управляет случай, или, говоря точнее, случай имеет свою часть и притом весьма значительную в управлении вселенной…».’

Далее Семенов отмечает проблематичность взглядов Курно на случайность, связанную с тем, что в рамках детерминизма пересечение причинных цепей само по себе закономерно. Семенов приводит цитату Бухарина, который по его словам придерживался абсолютного детерминизма:

‘«Возьмем … пример: случайную встречу на улице со знакомым, которого я не видел двадцать лет. Есть причины этой встречи? Нетрудно видеть, что они есть: под влиянием определенных причин я вышел тогда-то, пошел по такой-то дороге, с такой-то скоростью; под влиянием других причин мой знакомый тогда-то начал свое путешествие по такой-то дороге, с такой-то скоростью. Само собой очевидно, что совокупное действие этих причин неминуемо должно было привести к нашей встрече. Почему же для меня эта встреча кажется случайной… По очень простой причине: потому, что я не знал причин, которые двигали моего приятеля… Если при перекрещивающемся действии двух или нескольких причинных цепочек (рядов) мы знаем только одну, тогда явление, которое получается при этом перекрещивании, представляется нам случайным, хотя на самом деле оно вполне закономерно».’

Можно сказать, что исходное представление о причинно-следственном ряде (одна причина для одного события) слишком узко. Вопрос тем не менее в том, как сохранить понятие каузальность в этом случае.

Теперь взгляды кондиционалистов, которые на место причин поставили условия:

‘Первоначально исследователи в основном ограничивались лишь введением и использованием наряду с понятием причины понятия условий и тем самым лишь имплицитным, а не эксплицитным отходом от позиций абсолютного детерминизма. Но на определенном этапе некоторые исследователи прямо бросили вызов этой концепции, заявив о необходимости полностью отказаться от понятия причины. Согласно их взгляду, единственным понятием, способным дать понимание происходящих в мире событий, является понятие условий. Такая концепция получила наименование кондиционализма, или кондиционизма (от лат. conditio — условие, состояние).’

‘Ее основоположники — ученые, изучавшие сложнейшие биологические явления, прежде всего патологические процессы, протекавшие в организме человека, — немецкий патологоанатом Давид фон Ханземан (1858-1920), автор книги «О кондициональном мышлении в медицине и его значении для практики» (1912) и немецкий же физиолог Макс Ферворн (1862-1921). Зародившись в области прежде всего патологической физиологии, а тем самым и медицины, кондиционализм в дальнейшем получил более широкое распространение, но, в отличие от абсолютного детерминизма, не добился широкого признания в естествознании в целом.’

‘Никто из кондиционалистов не выступил с критикой детерминизма вообще, никто из них не заявил о принятии индетерминизма. У них не было и речи об отказе от признания существования в мире объективной предопределенности, объективной детерминированности. Они обрушились с критикой лишь на ту форму детерминизма, в которой предопределенность была сведена к причинности, против причинного, каузального детерминизма, или, как они сами его называли, каузализма.’

Ниже цитата М. Ферворна из книги Семенова:

‘Тот факт, что в мире нет вообще изолированных систем и, что, наоборот, каждая система, признаваемая нами из практических соображений изолированною, в действительности имеет самую разнообразную связь с другими же „изолированными» системами — этот факт является одним из основных данных нашего познания вообще. Если элективная деятельность наших органов чувств и рисует наивному пониманию весь мир в виде суммы отдельных изолированных вещей, то критическое естествознание знает уже очень давно, что о действительности имеется налицо постоянная взаимозависимость вещей во всех отношениях. Каждое состояние или явление обуславливается поэтому в своем специфическом существовании многочисленными другими состояниями и явлениями и, безусловно, не имело бы места в этой своей специфической форме при отсутствии хотя бы одного из факторов, от которых оно зависит.’

Можно попытаться спасти причинно-следственные связи при вводе в рассмотрение ‘при прочих равных условиях’. Тем не менее, возможности такого расширения достаточно ограничены. Семенов пишет таким образом:

‘Выход из положения не может состоять в попытке «расширить» понятие причинности до такого предела, чтобы оно исчерпало собой объективную предопределенность явлений. Этот путь ведет в конце концов к тому, что само понятие каузальности теряет всякое методологическое значение. «Расширить» понятие причинности значит уничтожить его, ибо именно в его «узости» и состоит весь его реальный смысл.’

В качестве иллюстрации к сказанному приведу демон Лапласа:

‘Мы можем рассматривать настоящее состояние Вселенной как следствие его прошлого и причину его будущего. Разум, которому в каждый определенный момент времени были бы известны все силы, приводящие природу в движение, и положение всех тел, из которых она состоит, будь он также достаточно обширен, чтобы подвергнуть эти данные анализу, смог бы объять единым законом движение величайших тел Вселенной и мельчайшего атома; для такого разума ничего не было бы неясного и будущее существовало бы в его глазах точно так же, как прошлое.’

В качестве причины Лаплас берет все состояние Вселенной. Вряд ли эта та самая причина, про которую говорится при рассмотрении причинно-следственных связей.

Информация

Юрий Иванович Семенов, Введение в науку философии.

Книга 2. Вечные проблемы философии. От проблемы источника и природы знания и познания до проблемы императивов человеческого поведения, 2013. Глава 16. Проблема свободы и необходимости в классической западноевропейской философии Нового времени.

Книга 3. Марксистский прорыв в философии. Глава 5. Вероятностный (вариативный, относительный, диалектический) детерминизм и его основные категории.

Обсуждение

https://evgeniirudnyi.livejournal.com/271261.html


Comments are closed.