Терапевтическая функция философии

Как пишут, Людвиг Витгенштейн отмечал терапевтическую функцию философии. Несколько приводимых цитат из его работ по этому поводу:

  • ‘Философская проблема имеет формулу: «я в тупике».’
  • ‘Нет какого-то одного метода, а есть методы наподобие различных терапий.’
  • ‘Какова твоя цель в философии? – Показать мухе выход из мухоловки.’
  • ‘Главная причина философских недомоганий – однообразная диета: люди питают свое мышление только одним видом примеров.’

Доктор философских наук В. И. Кудашов сделал следующий шаг:

‘Разные формы философии можно использовать для подкрепления или нейтрализации настроения. Поэтому в данном контексте философию точнее было бы называть не метафизикой, а «метафармакологией», а также выделять среди прочих особую фармакологическую функцию философии.’

Правда, он опирается на Жака Дерриду:

‘Не случайно известнейший мыслитель современности Жак Деррида предлагал рассматривать философию как «фармакон» − своеобразную словесную микстуру, эффект воздействия которой определяется дозировкой и составом компонентов.’

Приведу классификацию Кудашова для философских направлений в духе психотропных препаратов:

‘1. Группа анестетиков. Сюда вполне возможно отнести античную философию стоиков и ее производные, а также некоторые виды европейского пиетизма. «Фармакон» такого рода действует подобно новокаину, устраняя боль от соприкосновения с грубой реальностью. Заодно подвергается анестезии и избыток чувствительности как таковой.

2. Группа релаксантов. Принцип действия − расслабление, выход из-под пресса времени, из мучительных ситуаций ожидания и спешки путем метафизического избегания неудобных положений, искусство останавливать и ценить мгновение. В качестве примера оказывающими такое действие можно назвать эпикурейство, философскую поэзию Китая и Японии, легкий скептицизм в духе Мишеля Монтеня.

3. Группа стимуляторов и антидепрессантов. Философский «фармакон» здесь рассчитан на самое массовое применение, он общедоступен, не имеет 1противопоказаний в виде образовательного ценза. Сюда можно отнести догма-тическое богословие, но без еретических и сектантских крайностей, а также французский материализм XVIII века. Принцип действия − частичное сужение поля зрения, благодаря чему оставшаяся часть спектра преподносит мир преимущественно в «розовом цвете». Систематический прием подобного препарата является источником умеренного оптимизма и положительного настроения.

4. Анаболики или допинги. Их основное предназначение − «наращивание мышц», формирование активной жизненной позиции по отношению к природе и обществу. Следует отметить, что при частом и продолжительном приеме могут давать побочные последствия в виде легкого отупения и потере критичности. Характерными представителями этой группы могут служить догматический марксизм и потребительский прагматизм.

5. Группа галлюциногенов. Весьма многочисленная группа с наибольшим индивидуальным разбросом. Сюда можно отнести различного рода популярные сегодня препараты, близкие к мистике, визионерству, многообразную парафилософскую литературу, сопровождающую и популяризирующую психоделики. Философские инъекции препаратов этой группы зачастую дополняются приемом растительных и синтетических психотропных средств для усиления взаимного действия.’

Кудашов также предлагает снабжать книги философов кратким описанием, подобному вложенному в упаковку с лекарством, например:

‘Rp. Препарат общеанестизирующего действия, легко усваивается при средней степени начитанности. Хорошо утоляет духовную жажду. Эффективный транквилизатор при всех неурядицах в личной жизни. Противопоказания: стремление сделать карьеру.’

Информация

Кудашов, В. И. К вопросу о «Терапевтической» функции философии. Сибирское медицинское обозрение 55, no. 1 (2009).

О терапевтической философии Витгенштейна:

Медведев, Николай. Образовательный потенциал терапевтической философии Л. Витгенштейна. In Ştiinţă, educaţie, cultură, vol. 4, pp. 229-234. 2020.

Обсуждение

https://evgeniirudnyi.livejournal.com/272059.html


Comments are closed.