Нэнси Бонвиллен. Женщины и мужчины: культурные конструкции гендера

Решил на старости лет почитать, что такое гендер. Все говорят про гендер, а я не знаю, что это такое.

Книга Нэнси Бонвиллен ‘Женщины и мужчины: культурные конструкции гендера‘ состоит из двух частей. В первой части ‘Влияние материальных условий на гендерные роли‘ рассматриваются положение мужчин и женщин в различных обществах: эгалитарные общества собирателей и охотников, мотыжные земледельцы и животноводы, стратифицированные общества и сельскохозяйственные общества. В завершении рассматривается положение в индустриальном обществе на примере США и далее глобальное экономическое развитие. Показывается, что гендерное неравенство возникает по ходу расслоения общества — оно минимально на уровне охотников и собирателей, а далее неуклонно возрастает.

Во второй части ‘Идеологические ограничения гендерных конструкций‘ рассматриваются связь гендера и тела, гендера и религии, гендера и языка. Подчеркивается важность идеологии в создании гендерных ролей.

Мне понравились первые пять глав первой части. В них описаны самые разные общества и показано разнообразие организаций внутри обществ с точки зрения гендерных ролей. Есть достаточно неожиданные примеры. Например, в племенах нуэров в восточной Африке наследование происходит только по линии мужского пола. В случае отсутствия наследников мужского пола для продолжения рода обычно заключается призрачный брак (ghost marriage) между дочерью, которая объявляется «мужем», и другой женщиной. «Жена» имеет отношения с другим мужчиной, но ее дети объявляются принадлежащими семье. Таким образом род продолжается.

Дальнейшее изложение материала в основном связано с фактами ущемления прав женщин и с этой точки зрения в книга собран богатый материал. В целом книга написана нейтральным языком, хотя мне показалась, что автор симпатизирует обществам с гендерным равенством. Также отбор фактов предполагает их дальнейшее использование в борьбе за гендерное равенство.

Приведу один пример:

‘Хотя верно, что женщины, как правило, живут дольше мужчин, последние годы жизни женщины часто проводят в бедности и социальной изоляции.’

Как следует охарактеризовать такое утверждение? Как нейтральное описание происходящего или в нем все-таки можно усмотреть неявный намек (на уровне Фрейда) на нехорошее поведение мужчин?

Отмечу определенную непоследовательность автора в вопросе прогресса и культурного релятивизма. При обсуждении разных обществ утверждается следующее:

‘Важно подчеркнуть, что использование терминов «группа», «племя», «вождество» и «государство» не подразумевает эволюционного развития социальных типов. При определенных исторических условиях конкретное общество данного типа может быть преобразовано в общество другого типа. Однако такие изменения являются примером динамичных процессов, присущих всем обществам. Это не свидетельствует о социальном прогрессе.’

Другими словами, каждое общество имеет право на сосуществование и не следует критиковать одну культуру, с точки зрения другой культуры. Тем не менее, из книги в неявном виде следует, что одни культуры все-таки лучше, чем другие. В явном виде это проявляется при рассмотрении практики женского обрезания. После более или менее нейтрального рассмотрения этого вопроса следует решительное нет. Таким образом, вроде бы предполагается, что есть возможности для социального прогресса.

Также книга с названием ‘Женщины и мужчины‘ во многом посвящена фактам о трудной жизни женщин. В неявном виде это свидетельствует, что такое положение дел неправильно и что социальный прогресс, по всей видимости, был бы связан с движением к гендерному равенству.

С другой стороны, для меня перечисленная выше последовательность обществ является непосредственным признаком социального прогресса. Это связано с тем, что я отношу себя к интеллектуалам. Жизнь интеллектуала можно себе представить только в обществе на уровне наличия государства, поскольку на предыдущих стадиях развития по настоящему интеллектуальная жизнь вряд ли возможна.

Я не против того, что в условиях натурального хозяйства существовало гендерное равенство. Но я отвергаю все призывы возврата к натуральному хозяйству. Такая жизнь не для меня. Достижения гендерного равенства путем возврата к жизни охотников и собирателей не представляется мне привлекательным.

В книге гендер и семейные отношения объявляются социальными конструкциями и отмечается их сильная связь с идеологией. В то же время я не увидел обсуждения, что такое социальные конструкции и в связи с этим что такое научное знание. Например, Бонвиллен приводит цитату Рут Хаббард (Ruth Hubbard; из текста следует, что Бонвиллен разделяет эту позицию)

‘Человеческая жизнь неизбежно предполагает взаимодействие между биологическими и социальными силами. У нас нет способа узнать, какова “настоящая” биология людей, потому что это понятие не имеет никакого смысла. Не существует такой вещи, как человеческая биология в чистом виде. Другими словами, то, что мы считаем … биологией, — это политическая конструкция, а не научная.’

По-моему, это явный перебор. Рождение детей — это человеческая биология, отнести этот процесс к социальной конструкции явно не получится. Что можно считать наукой с такой точки зрения? Бонвиллен, например, провозглашает предубежденность мужчин-антропологов, которая привела к тому, что роль женщин в истории человеческих сообществ оказалась недооцененной. Может быть так и есть, я не специалист в этой области, не знаю.

Вопрос однако другой — каким образом следует относиться к книге Бонвиллен если принять сказанное выше всерьез. Следует ли ее рассматривать в качестве объективной истины, чтобы под этим не понималось, или одна социальная конструкция будет просто заменена на другую. В рамках книги, по-моему, невозможно выйти из второго варианта.

В целом, следует различать мир и знание о мире. Последнее относится к социальным явлениям и на этом пути возникает вопрос о том, есть ли объективное знание. Дополнительная проблема возникает при рассмотрении человеческих сообществ и истории. Если при разговоре о биологии можно сказать, что речь идет о мире, который существовал без людей, то по крайней мере это уже дает точку отсчета. Вопрос достижения объективного знания об этом мире по-прежнему остается открытым, но есть признание чего-то, что существовало без людей.

В случае истории и этнографии рассматриваются сообщества, которые в том числе действительно основаны на социальных конструкциях. Однако мы должны отличать социальных конструкции в этих сообществах от знания об этих сообществах, которое в свою очередь зависит от предпочтений изучающего. Поскольку предпочтений практически невозможно избежать, возникает открытый вопрос, насколько изложение наблюдаемых социальных конструкций подвержено идеологическим взглядам ученого.

В заключение отмечу, что рассмотрение вопросов, затронутых в книге, неотделимо от рассмотрения статистики по демографии, которая в книге не приводится. У биологов есть понятие эволюционно стабильной стратегии, которое основано на выживаемости и размножаемости. Проблема биологов в том, что они практически все сводят к выживаемости и размножаемости. С другой стороны, если у сообщества есть проблемы уже на этом уровне, то будущее этого сообщества предсказать достаточно несложно.

С этой точки зрения вопросы отношений между мужчиной и женщиной с моей точки зрения неотделимы от статистики по демографии. Важный вопрос в этом отношении связан с количеством рождаемых детей одной женщиной. В силу высокой детской смертности это число даже сравнительно недавно было достаточно высоким. Включение демографических данных о рассмотренных в книге обществам было бы крайне полезным для обсуждения вопроса.

Информация

Nancy Bonvillain, Women and Men: Cultural Constructs of Gender, 2001.

Обсуждение

https://evgeniirudnyi.livejournal.com/303654.html

nikital201: ‘Гендер — это социальная роль по условно половому признаку. В последнее время этим словом еще обозначают то, что раньше называли гендерной идентичностью — самоощущение человека тоже по условно половому признаку. Из-за смешивания этих двух смыслов происходит полная каша, конечно.’

chaource: ‘Авторы, пишущiе о «гендерахъ», почти всегда лгутъ намъ и/или себѣ. Никакихъ «гендеровъ» не существуетъ и никогда не существовало. Существуютъ лишь «гендерныя роли», и будетъ лучше, если бы мы ихъ называли какъ-то иначе, скажемъ «роли для мужчинъ и женщинъ».’

zlata_gl: ‘Присоединяюсь к тем, кто призывает различать слово «гендер» в выражениях
1 — «гендерное равноправие»,
2 — «гендерные роли» и
3 — «гендерная идентичность».’


Опубликовано

в

от

Метки: