Пауль Каммерер и эпигенетика

Прослушал про Пауля Каммерера (Paul Kammerer, 1880 — 1926). Каммерер — известный австрийский зоолог, который в своих работах в начале двадцатого века экспериментально демонстировал наследование приобретенных характеристик. Однако в 1926 году американский герпетолог Нобль показал, что в единственном образце жабы-повитухи с брачными мозолями, оставшемся после первой мировой войны и служившим доказательством результатов экспериментов, брачные мозоли были вызваны инъекцией туши. Разгорелся скандал и Каммерер покончил жизнь самоубийством. Интересно отметить, что Каммерера пригласили работать в Россию и скандал разгорелся незадолго до его предполагаемого отъезда.

В последнее время интерес к работам Каммерера возобновился, причем оценки остались полярными: кто-то считает его отцом эпигенетики, кто-то обманщиком.

Цитаты из статьи Пауль Каммерер. Открытие или мистификация, которая написана по материалам из книги Артура Кёстлер, которая вышла в 1971 году. Следует отметить, что Кёстлер занял в книге активную позицию в защиту Каммерера и это надо иметь в виду при чтении статьи.

‘Пауль Каммерер был одним из самых ярких биологов своего времени. Он родился 17 августа 1880 года в состоятельной семье: отец был основателем и совладельцем крупнейшей фабрики оптических инструментов в Австрии. После обучения, обычного для детей его круга, молодой Пауль начал изучать музыку в Венской академии музыки и даже написал серию песен, позже исполнявшихся на некоторых концертах.

Уже с молодых лет у Пауля проявилась тяга к зоологии и особенно – к «гадам» (земноводным и пресмыкающимся): у него был небольшой личный зоопарк, или, как сказали бы сейчас, живой уголок. Вероятно, это и увело его от музыки и светских развлечений в совсем другую сферу – зоологию. Успешно окончив Венский университет, Пауль, в возрасте 23-х лет, поступил работать в Институт экспериментальной биологии, основанный на пожертвования частных лиц, в том числе профессора Ганса Лео Пржибрама – выдающегося зоолога-экспериментатора, автора семитомного учебника, по которому учились зоологи начала ХХ века. Сначала Пржибрам взял Каммерера в качестве ассистента для работы с животными в аквариумах и террариумах института. С этим делом молодой исследователь справился блестяще: по воспоминаниям Пржибрама, его виварий был образцом того, как надо правильно содержать животных. В 1904 году он защитил диссертацию и спустя два года стал приват-доцентом Венского университета. В 1905 году Каммерер женился на баронессе Ф. фон Видершперг, и у них родилась дочь, которую по желанию отца назвали Лацерта (Lacerta – по-латыни ящерица).’

‘Наибольшую сенсацию вызвали опыты ученого с жабой-повитухой (Alytes obstetricans), небольшим земноводным, живущим в Западной Европе и обладающим уникальным способом размножения. В отличие от многих других бесхвостых амфибий, спаривание у жабы-повитухи происходит не в воде, а на суше. В это время самец удерживает самку своими передними конечностями, та откладывает яйца, а самец их оплодотворяет. … Каммерер решил заставить жабу-повитуху в течение нескольких поколений спариваться, подобно другим бесхвостым земноводным, в воде, чтобы добиться развития у самцов брачных мозолей и их наследования. ‘

‘Первым серьезным оппонентом Каммерера стал в 1910 году знаменитый английский генетик Бэтсон, резко выступавший против ламаркизма. Он считал наследование приобретенных признаков «процессом совершенно непостижимым». В 1910 году Бэтсон посетил Вену как гость Пржибрама и встретился с Каммерером, после чего сменил свое скептическое отношение к нему на открытую враждебность. Брачных мозолей у увиденных Бэтсоном в институте жаб-повитух не было, так как, по объяснению Каммерера, они появляются только в брачный период. Из этого, а также из долгого разговора с Каммерером Бэтсон заключил, что их (брачных мозолей) быть и не могло.’

‘В 1923 году Естественно-историческое общество Кембриджа организовало визит Каммерера в Англию. Там австрийский ученый прочел лекцию, а также и в знаменитом Линнеевском обществе в Лондоне. С собой он привез целую коллекцию, включая экземпляры протея, саламандр и последний и единственный экземпляр заспиртованной жабы-повитухи с брачными мозолями (во время войны большинство препаратов пропало). Этот препарат десятилетнего возраста, заспиртованный в банке, был решающим доказательством в научном споре и, как полагают, причиной трагического конца Каммерера.’

‘Cкандал разгорелся в августе 1926 года, когда Г. К. Нобль, известный американский герпетолог, опубликовал результаты исследования последнего экземпляра жабы-повитухи, который он получил с согласия Каммерера и Пржибрама при посещении их института. Нобль выяснил, что знаменитый экземпляр был самым примитивным образом подделан – у жабы не было никаких следов брачных мозолей, а черная окраска на передней левой конечности была вызвана инъекцией туши.’

Не удержусь и приведу оценки роли Каммерера со стороны российской общественности тех времен. Они наглядно показывают, что в те времена отделить науку от идеологии было крайне не просто. Предисловие к книге П. Каммерера «Загадка наследственности», которая вышла в Москве в 1927 году уже после самоубийства Каммерера (автор И. Агол).

‘Борьба против материалистической науки на Западе приняла самые угрожающие размеры. И неудивительно, что голоса материалистов раздаются там все реже и глуше. Тем глубже обида, и сильнее боль за каждую жертву буржуазной антинаучной реакции. Последнею и одной из крупнейших жертв ее является покончивший с собою П. Каммерер.’

‘Экспериментальные работы П. Каммерера вызвали целый ряд возражений и были взяты многими выдающимися биологами под сомнение. Опыты Каммерера необходимо было повторить, проверить. Но вместо объективной проверки против Каммерера подняли форменный поход. Его буквально затравили. Его лишили возможности продолжать научную работу, лишили лаборатории, выгнали на улицу, оставив без крова и хлеба. Каммерер, не имея возможности работать, не имея возможности повторять, проверять и углублять свои опыты, принужден был скитаться по миру, вести жизнь странствующего лектора, популяризатора и журналиста. Но все эти лишения не могли сбить его с его ламаркистских позиций. Он страстно продолжал защищать свои взгляды.’

‘При этом не гнушались никакими средствами, чтобы опорочить, морально убить ненавистного и презренного «выскочку-еврея», как в тупоумной ярости называли Каммерера некоторые особенно распоясавшиеся его противники.’

Луначарский поставил фильм Саламандра, см. Как возник сценарий «Саламандра» и «Саламандра».

‘В центре — профессор, увлекающаяся, талантливая ученая голова, человек глубоко прогрессивный, связанный с рабочим классом, как популяризатор, особенно любящий те выводы науки, которые кажутся ему прямо подтверждающими прогрессивные, социалистические идеи и планы. Протекают эти события в городе, уже окруженном заводами, но в котором осталось еще много средневековья. Заводы еще очень бессильны, средневековье могуче. Церковь блюдет свои интересы и властно наложила руку на местную власть, на университет. Церковь вызвала к жизни патриотическую партию фашистского характера, имеющую свои сильные ответвления в студенчестве.

Церковь персонифицируется не столь редкой на Западе фигурой попа, который сам является в то же время профессором, — фигурой теолога, занимающего видное место в биологической науке. Он главный враг профессора–революционера, главный инициатор сложной интриги, долженствующей погубить профессора как можно скорее. В нем поп видит прежде всего представителя свободной светской науки, стихии, которая готовится, опираясь на рабочих, вырвать город из цепких рук духовенства. Фашизм персонифицируется личностью, которую я решил скопировать с известного князя Лихтенштейна, аристократа, усердного католика, картежника, бонвивана, всемирно известного фальшивомонетчика.’

Хорошая и на первый взгляд нейтральная статья со многими документами про жизнь Каммерера.

Albrecht Hirschmüller, Paul Kammerer und die Vererbung erworbener Eigenschaften, Medizinhistorisches Journal, Bd. 26, H. 1/2 (1991), pp. 26-77.
http://www.jstor.org/stable/25804032

В ней выражается сомнение, что в настоящее время можно точно установить, кто подделал брачные мозоли в том образце жабы-повитухи. Так же отмечается, что самоубийство могло быть в том числе связано с женщинами, которые играли в судьбе Каммерера немалую роль.

Статья 2016 года, где Каммерер представляется отцом эпигенетики.

Vargas AO, Krabichler Q and Guerrero-Bosagna C. 2016. An epigenetic perspective on the midwife toad experiments of Paul Kammerer (1880-1926). J. Exp. Zool. (Mol. Dev. Evol.).
http://onlinelibrary.wiley.com/doi/10.1002/jez.b.22708/abstract

Статья 2016 года, где Каммерер представляется скорее обманщиком

Jacques J.M van Alphen, Jan W Arntzen, Paul Kammerer and the inheritance of acquired characteristics, Contributions to Zoology, 85 (4) 457-470, 2016
http://www.ctoz.nl/vol85/nr04/a05

Исходная информация

Frederick Gregory, The Darwinian Revolution, Lecture Seventeen, Lamarckian Inheritance on Stage.

См. также

Обсуждение

http://evgeniirudnyi.livejournal.com/143706.html


Comments are closed.