Интеллект и тепловая смерть

Предсказание физиков о неизбежной тепловой смерти Вселенной, сделанное в начале второй половины девятнадцатого века, было крайне болезненно воспринято прогрессивными интеллектуалами того времени. Дух восприятия хорошо передает цитата Чарлза Дарвина (1876 год, автобиография, опубликована посмертно):

‘Что касается бессмертия, то ничто не демонстрирует мне [с такой ясностью], насколько сильна и почти инстинктивна вера в него, как рассмотрение точки зрения, которой придерживается в настоящее время большинство физиков, а именно, что солнце и все планеты со временем станут слишком холодными для жизни, если только какое-нибудь большое тело не столкнется с солнцем и не сообщит ему таким путем новую жизнь. Если верить, как верю я, что в отдаленном будущем человек станет гораздо более совершенным существом, чем в настоящее время, то мысль о том, что он и все другие чувствующие существа обречены на полное уничтожение после столь продолжительного медленного прогресса, становится невыносимой. Тем, кто безоговорочно допускает бессмертие человеческой души, разрушение нашего мира не покажется столь ужасным.’

В этом отношении показательны взляды Фридриха Энгельса. Энгельс не отрицал того, что энергия Солнца закончится и жизнь на Земле станет невозможной. Тем не менее, Энгельс решительно возражал против переноса действия второго начала термодинамики на всю Вселенную. Приведу известную цитату Энгельса из Диалектики природы:

‘В каком бы виде ни выступало перед нами второе положение Клаузиуса и т. д., во всяком, случае, согласно ему, энергия теряется, если не количественно, то качественно. Энтропия не может уничтожаться естественным путем, но зато может создаваться. Мировые часы сначала должны быть заведены, затем они идут, пока не придут в состояние равновесия, и только чудо может вывести их из этого состояния и снова пустить в ход. Потраченная на завод часов энергия исчезла, по крайней мере в качественном отношении, и может быть восстановлена только путем толчка извне. Значит, толчок извне был необходим также и вначале; значит, количество имеющегося во вселенной движения, или энергии, не всегда одинаково; значит, энергия должна была быть сотворена; значит, она сотворима; значит, она уничтожима. Ad absurdum!’

Энгельс правильно отмечает, что концепция тепловой смерти Вселенной подразумевала то, что Вселанная родилась в отдаленном прошлом (другими словами, тепловая смерть Вселенной неявно подразумевает теорию Большого взрыва). Однако в те времена теории Большого взрыва не существовало, более того, общепринятая космология сводилась к вечной и бесконечной Вселенная. Таким образом, теория тепловой смерти могла рассматриваться в определенном смысле как научное подтверждение создания мира по Библии. Естественно, что Энгельс достаточно резко выступал против такой интерпретации и следует отметить, что мнение других прогрессивных интеллектуалов было близко к тому, что говорил Энгельс.

Тем не менее, физики в конечном итоге победили и сомневаться в тепловой смерти вселенной стало неприлично даже для прогрессивно настроенных интеллектулов. Однако дальнейшее развитие космологии привнесло новые интересные моменты во взгляды на тепловую смерть. Во-первых, наблюдается возрождение идеи циклической вселенной — после завершения развития вселенной все тем или иным образом повторяется сначала, причем по всей видимости бесконечное число раз.

Во-вторых, введение в рассмотрение параллельных вселенных дает физикам возможность поразмышлять над тем, что развитые цивилизации будущего смогут покинуть вселенную, непригодную для дальнейшего проживания, и переселиться в одну из соседних вселенных. Таким образом получается, что интеллект вполне может решить проблему тепловой смерти в свою пользу (см. третью часть книги Митио Каку, Параллельные миры, которая называется Побег в гиперпространство).

Получается крайне интересно. С одной стороны, есть неумолимые законы физики, которые предписывают эволюцию вселенной. С другой стороны, есть интеллект, который может использовать эти законы в своих целях и тем самым избежать уготованной ему участи. Другими словами, связь интеллекта и физической природы не так уж однозначна даже с точки зрения ряда физиков. С одной стороны, интеллект связывается с мозгом, который подчиняется законам физики. С другой, интеллект может изменить свою судьбу, предназначенную ему этими законами.

Получается, что дуализм неискореним даже в самой физике. Давайте отбросим рассуждения про параллельные вселенные и рассмотрим продолжающиеся попытки поиска внеземных цивилизаций. Они неявно предполагают, что во Вселенной есть как естественные, так и искусственные процессы. Естественные процессы идут сами по себе, искусственные же созданы интеллектом. Возникает следующий вопрос. Если интеллект связан с мозгом и в мозге протекают только естественные процессы, то каким образом мозг приводит к появлению искусственных процессов?

P.S. Мне больше всего нравится решение проблемы тепловой смерти, предложенное Эвальдом Ильенковым в Космологии духа. В ней разум жертвует собой и устраивает новый Большой взрыв, чтобы перезапустить Вселенную.

Информация

Michio Kaku, Parallel Worlds: A Journey Through Creation, Higher Dimensions, and the Future of the Cosmos, 2004.

Перевод: Митио Каку, Параллельные миры. Об устройстве мироздания, высших измерениях и будущем космоса, 2008 и 2017.

Чарзл Дарвин, Воспоминания о развитие моего ума и характера, 1876.

Helge Kragh, Entropic Creation: Religious Contexts of Thermodynamics and Cosmology, 2008.

См. также: Эвальд Ильенков о тепловой смерти

Обсуждение

https://evgeniirudnyi.livejournal.com/202210.html


Comments are closed.