Герман Гельмгольц: Факты в восприятии

Герман фон Гельмгольц (1821 — 1894) — известный немецкий ученый, который занимался физикой (закон сохранения энергии, энергия Гельмгольца), физиологией и психологией. Помимо прочего широкое признание получили его работы по изучению зрения. В речи 1878 года, произнесенной в годовщину основания Берлинского университета, Гельмгольц суммирует свои взгляды на процессы зрительного восприятия и в особенности разбирает пространственное восприятие человека.

Гельмгольц утверждает, что пространственное восприятие не является врожденным. Он считает, что пространственное восприятие формируется в ходе двигательной активности и тактильных ощущений. Предполагается, что сопоставление мышечной активности, тактильных ощущений и изменения зрительного поля постепено приводит к появлению восприятия трехмерного пространства.

‘В силу этого и пространство будет нам чувственно представляться снабженными качествами наших ощущений движения, как среда, в которой мы двигаемся и чрез которую мы смотрим.’

Гельмгольц специально отмечает, что информация, поступаемая на нервные окончания всех органов чувств, нисколько не похожа на формируемое восприятие. Получаемое восприятие связано не с источником возбуждения, а с тем, какое нервное волокно возбуждается. В связи с этим Гельмгольц характеризует исходную информацию как знак, который далее интерпретируется нервной системой, при этом с его точки зрения нельзя сказать, что получаемое восприятие каким-то образом похоже на исходный знак.

Гельгольц начинает с вторичных качеств (цвет, вкус, запах и т.д), на примере которых он показывает разницу между входными знаками и восприятиями. Электромагнитная волна не имеет ничего общего с воспринимаемым цветом, молекулы, попадающие на обонятельную эпителию, не имеют ничего общего с воспринимаемым запахом. Все, что требуется, это что один знак приводит к одинаковому ощущению.

Далее Гельгольц переходит к первичных качествам (протяженности и положению в пространстве) и он говорит, что разница между первичными и вторичными качествами отсутствует: пространство также субъективно, как и цвет.

‘В этом смысле пространственное представление будет субъективной формой наглядного представления подобно качествам в роде: красный, сладкий, холодный.’

‘Из того, что этот созерцаемый нами пространственный порядок вещей возникает, благодаря тому последовательному ряду, в котором качества ощущения представляются приводимому в движение органу чувств, вытекает, наконец, удивительное следствие даже для совершенной способности представления опытного наблюдателя, а именно: объекты, существующее в пространстве, являются перед нами, облеченными в качества наших ощущений. Они являются нам то красными, то зелеными, то теплыми, то холодными, то зловонными, то благовонными и т. д.; между тем как эти качества ощущений принадлежать только нашей нервной системе, и ни в каком случае не простираются на внешнее пространство.’

Гельмгольц специально отмечает, что наука отвергает наивный реализм в отношении пространства:

‘Популярному-же сознанию наглядное нредставление кажется чем-то первично данным, независимо от мышления и исследования в нас существующих  — данным, которое не может быть сведено на другие психические процессы.’

Гельмгольц сравнивает свои взгляды с тем, что говорил Иммануил Кант, и находит много общего. Он находит разницу в том, что Кант признавал априорность евклидовой геометрии — Кант в его время не мог себе представить возможности открытия неевклидовых геометрий.

‘Стало быть, Кант считал пространственные определения столь же мало свойственными миру действительности, или вещам per se, как и цвета, которые привносятся в них нашим глазом. Естествознание может до известной степени следовать Канту и в вопросе о пространстве и времени. ‘

Взгляд Гельмгольца и Канта на восприятие в первом приближении можно выразить следующим рисунком, который неполохо передает теорию виртуального мира:

http://blog.rudnyi.ru/ru/wp-content/uploads/2019/12/VirtualWorld.jpg

Пространство, цвета, запахи и т.д. находятся в восприятии человека, при этом внешний мир представляет собой вещь в себе, про которую мало что можно сказать. Вначале несколько цитат Гемльгольца про внешний мир, которые показывают его скептическую позицию по поводу возможности науки сказать что-то определенное о внешнем мире.

‘Насколько истинны наши представления и идеи? В каком смысле наши нредставления соответствуют действительности?’

‘Я не вижу, ваким образом можно было бы опровергнуть систему даже самого крайнего субъективного идеализма, рассматривающего жизнь как сон. Как бы
невероятною, неудовлетворительною ее ни признали, — я в этом отношении присоединился бы к самым ярым ее противникам — а все же она могла бы быть построена вполне последовательно; и это я считаю особенно важным. Известно, как остроумно Кальдерт развил эту тему в своем произведении «Жизнь — сон».’

‘И едва ли иначе могли бы мы выразить законное в наших ощущениях, согласно идеалистическому воззрению, как сказав: «акты сознания, появляющиеся с характером восприятия, совершаются так, как будто принимаемый реалистической гипотезой мир материальных вещей существовал в действительности». Но далее этого «как будто» мы не можем идти; мы можем признать реалистическое воззрение необыкновенно пригодной и точной гипотезой; но мы не должны приписывать ему необходимой истинности, так как рядом с ним возможны еще другие столь же трудно опровержимые идеалистические гипотезы.’

Следующая цитата позволяет нам вернуться к представленному выше рисунку:

‘Мне нет необходимости доказывать вам, что представить реальное или Кантовскую «вещь саму по себе» в положительных определениях, не облекая ее в форму нашего представленія, — это contradictio in adiecto; на это уже неоднократно было указано. Но чего мы можем достигнуть,—так это знания законного порядка в мире действительного, хотя, конечно, только в системе знаков наших чувственных впечатлений.’

Можно вполне сказать, что схема, изображенная черным цветом, принадлежит к системе понятий, сформированных человеком, и в этом смысле она принадлежит цветному виртуальному миру. Мы не может сказать, что представляет собой цветок в себе, нервное волокно в себе, мозг в себе и т.д. Согласно Гельгольцу можно только надеяться на то, что отношения между понятиями, показанные на черно-белой схеме, соотвествуют реальным отношениям.

Речь Гельмгольца напоминала мне сравнение современной науки, основанной на философии Нового времени, с персонажами романа Роберта Стивенсона Странная история доктора Джекила и мистера Хайда. Вполне можно представить себе такую сцену. Доктор Джекил говорит о невероятном прогрессе науки по изучению космоса, микромира и человека. На что мистер Хайд напоминает доктору Джекилу, что космос и микромир на самом деле находятся в его голове, и что вообще все это только странный сон.

Информация

Факты в восприятии. Речь, читанная в день основания Берлинского университета 3 августа 1878 года, профессором Германом Людвигом Фердинандом Гельмгольцем.

https://search.rsl.ru/ru/record/01003592874

Рисунок взят из книги David Gamez, Human and Machine Consciousness. Отмечу, что книга содержит прекрасные иллюстрации.

См. также:

Gary C. Hatfield, The Natural and the Normative: Theories of Spatial Perception from Kant to Helmholtz. 1990. Cambridge, MA: The MIT Press, p. 71-72.

Обсуждение

https://evgeniirudnyi.livejournal.com/221035.html


Comments are closed.