Контекстуальный реализм в рамках языковых игр

При обсуждении реальности Игорь Прись опирается на идеи позднего Витгенштейна, а также их интерпретацию французским философом Жослена Бенуа (Jocelyn Benoist). Предлагаемая позиция называется контекстуальным реализмом и предполагается, что она должна заменить метафизический реализм, научный реализм и метафизический платонизм. Должен сказать, что полностью проникнуться этими идеями я не смог, поскольку изложение шло, как и положено последователям Витгенштейна, в рамках своеобразной языковой игры. Автор в нее полностью вжился, у меня же остались проблемы с переводом.

Самой привлекательной чертой контекстного реализма для меня стала близость к наивному реализму:

‘концепт реальности предполагает чувство реальности. Оно вырабатывается прежде всего в обыденном опыте, на практике. Перцепция, и в первую очередь визуальная перцепция, играет фундаментальную роль в его формировании. То, что в обыденной жизни мы воспринимаем при помощи наших органов чувств при нормальных условиях и выражаем в языке, реально.’

‘Мы утверждаем, что первичная (неинтециональная, не концептуализированная) перцепция, Ощущаемое, и есть сама реальность — по крайней мере что касается окружающего нас обыденного мира.’

Хотя следует отметить, что подчеркивается логическая/грамматическая основа такого соответствия:

‘«Воспринимаемое» имеет грамматический приоритет в концепте реальности. «Говорить о реальных вещах всегда означает говорить также и прежде всего (хотя и не исключительно) о том, что мы видим, трогаем, пробуем, ощущаем и слышим» [цитата Бенуа]. Это утверждение является логическим (грамматическим), а не эмпирическим фактом.’

В предлагаемый концепции реализма проводится различие между реальностью (реальность такова, какова она есть) и языком. Предполагается, что возможно схватить реальность благодаря тому, что язык связан с формами жизни (неявными правилами, которые называются витгенштейновскими). Контекст возникает из-за наличия разных видов реальности:

‘В то же время физическая реальность, социальная реальность, математическая реальность и любой другой вид реальности — реальности в одном и том же общем смысле. Нельзя сказать, что одна менее реальна, чем другая, или надстраивается над другой. Существование степеней реальности и иерархизм реальностей мы отвергаем.’

В том числе обсуждается возможность обобщения Ощущаемого:

‘Можно, однако, расширить понятие неинтенционального перцептивного опыта — ощущаемого — на другие и удалённые от обыденной жизни области реальности, так что можно также говорить об ощущаемом в физике (например, можно «ощущать» фрагмент субатомной реальности или фрагмент космологической реальности), математике, социальной сфере и так далее. (В качестве альтернативы можно вообще отказаться от понятия ощущаемого в областях, удалённых от обыденного опыта. То есть можно говорить о социальной реальности, математической реальности, реальности кварков и чёрных дыр и так далее как о реальностях, которые не ощущаются.) О реальном объекте мы будем говорить как об объекте ощущаемом, то есть объекте, укоренённым в соответствующей области реальности, «форме жизни».’

В этом контексте говорится о разных языковых играх в рамках формах жизни:

‘Наши обыденные языковые игры ограничены нашей обыденной формой жизни. Возможные квантовые языковые игры ограничены практикой применения квантовой теории. Социальные языковые игры в той или иной области социальной реальности ограничены рамками соответствующей социальной практики. ‘

‘Например, само по себе движение планет солнечной системы есть просто часть реальности. Напротив, их движение, описываемое законом всемирного тяготения Ньютона, есть «форма жизни». То есть закон всемирного тяготения в своей математической и вербальной формулировке не содержится в материальном движении планет, а относится к выработанной из него когнитивной «форме жизни».’

Контекстный реализм связывается с нормативным прагматизмом. Я согласен с тем, что без прагматизма в той или иной форме не обойтись. Тем не менее, в рамках прагматизма возможны разные формы жизни. Прись говорит в этом случае таким образом:

‘Будучи практиками, действиями, формы жизни и языкове игры разнообразны по самой своей природе. Это означает плюрализм истин (но, вообще говоря, не плюрализм истины, самого концепта истины).’

В то же время говорится про ‘иррационалистический плюрализм Куна и Фейерабенда’. Мне осталось непонятно, в чем Прись видит отличие.

В приложении к физике это выглядит таким образом:

‘Экспериментальное открытие бозона Хиггса в 2012 году, с одной стороны, подтвердило Стандартную модель (СМ) в физике элементарных частиц, а с другой — стало возможным лишь в её рамках. Последнее не означает, что бозон Хиггса был сконструирован. Правильнее сказать, что он был идентифицирован в контексте (и при помощи) СМ и соответствующей научной практики её применения. В этом смысле бозон Хиггса есть контекстуальный объект.’

Правда, затем оговаривается:

‘Бозон Хиггса реален, и его реальность не зависит от способа его идентификации, в рамках которого проявляется, однако, тот или иной аспект бозона. Реалистическая точка зрения состоит в том, что бозон Хиггса как фрагмент реальности существовал до своего экспериментального открытия и до построения Стандартной Модели.’

Также интересно отметить, что Прись не исключает того, что в будущем можно будет представить себе истинную физическую теорию без экспериментальных проверок:

‘Наш вывод состоит в том, что роль математики, теоретических и чисто рациональных аргументов в физике будет возрастать, так что о некоторых эмпирически не подтверждённых теориях можно будет сказать, что они правдоподобны и, быть может, даже истинны. Теория струн — один из возможных кандидатов.’

В заключение отмечу, что, к сожалению, при рассмотрении науки Прись ограничился исключительно физикой. Задекларованная несводимость разных реальностей друг к другу в примении к научной практике осталась неразобранной, а жаль. Было бы интересно посмотреть на использование контекстного реализма в отношении, например, теории эволюции.

Информация

И. Е. Прись. Контекстуальность онтологии и современная физика, 2020.

См. также:

Бенуа, Жослен. Преодоления метафизики, в кн. Историко-философский ежегодник 2010 (2011), с. 2015-222.

Прись, Игорь Евгеньевич. Контекстуальный реализм: Интервью с Жосленом Бенуа. Сибирский философский журнал 19, no. 1 (2021): 63-117.

Обсуждение

https://evgeniirudnyi.livejournal.com/273671.html


Comments are closed.