Где находится мозг, про который говорит Крис Фрит

Начало:

Теория виртуального мира Криса Фрита

Обычно обсуждение теории виртуального мира крутится вокруг того, каким образом из возбуждений нейронов образуется квалиа, а на пространственные отношения внимание не обращается. С моей точки зрения наиболее интересным вопросом является именно последнее, поскольку этот вопрос необходим для понимания того, где находится мозг, про который говорят нейрофизиологи.

Для простоты рассмотрения ниже будет использоваться позиция Фрита:

‘Наше восприятие мира – это фантазия, совпадающая с реальностью.’

Другими словами, предположим, что виртуальный мир адекватно описывает реальный мир. Тем не менее, в рамках теории виртуального мира человек имеет доступ исключительно к виртуальному миру, включая тело человека. Следует еще раз особо отметить, что воспринимаемое тело также является реконструкцией мозга — при последующем рассмотрении важно про это обстоятельство не забывать.

В книге Фрита пространственные отношения присутствуют неявным образом. В целом должно быть понятно, что без них обойтись нельзя. Начнем с рассмотрения описания ситуации из краткого раздела книги с выразительным называнием ‘Цвета существуют только у нас в голове’:

‘Рассмотрим проблему цвета. Мы узнаём цвет объектов исключительно по отражаемому ими свету. Цвет определяется длиной волны этого света. Длинные волны воспринимаются как красный цвет, короткие – как фиолетовый, а волны промежуточной длины – как остальные цвета. У нас в глазах есть специальные рецепторы, чувствительные к свету с разной длиной волны. Стало быть, сигналы, идущие от этих рецепторов, говорят нам, какого цвета помидор? Но здесь возникает проблема. Ведь это не цвет самого помидора. Это характеристика света, отражаемого помидором. Если осветить помидор белым светом, он отражает красный свет. Поэтому он и выглядит для нас красным. Но что если осветить помидор синим цветом? Теперь он может отражать только синий цвет. Будет ли он теперь выглядеть синим? Нет. Мы по-прежнему воспринимаем его как красный. Судя по цветам всех видимых объектов, наш мозг решает, что они освещены синим цветом, и предсказывает “истинный” цвет, которым должен обладать каждый из этих объектов. Наше восприятие определяется этим предсказанным цветом, а не длиной волны света, попадающего в наши глаза.’

Попробуем разобраться в происходящем. Человек смотрит на помидор и видит красный помидор, при этом воспринимаемый красный помидор находится перед человеком. Электромагнитные волны отражаются от помидора, попадают на сетчатку и т.д. Это предполагает, что электромагнитные волны распространяются в пространстве, что сетчатка, помидор, мозг находятся в вполне определенных пространственных положениях. Фрит не пишет про это обстоятельство, по всей видимости считая его само собой разумеющимся.

Однако возникает следующий вопрос. Рассмотрим два утверждения ниже:

  • Человек видит красный помидор перед собой.
  • Красный свет находится в голове человека.

Каким образом эти два утверждения можно совместить между собой? Следует вспомнить, что есть два мира — реальный и виртуальный. Разговор про реальный помидор, электромагнитные волны, реальный мозг подразумевает пространственные отношения в реальном мире. В реальном мире сигналы в мозг плюс процессы в мозге ведут с созданию модели реального мира и тем самым появлению виртуального мира. То есть, утверждение о нахождении красного в голове человека должно относиться к реальному миру.

Теперь надо вспомнить, что человек имеет осознанный доступ только к виртуальному миру. В этом случае первое утверждение относится не к реальному, а к виртуальному миру. То есть, его следует модифицировать таким образом:

Модель человека видит модель красного помидора перед собой.

В этом смысле пространственное противоречие между двумя утверждениями несколько отступает, но нельзя забывать, что пространственные отношения существуют также в виртуальном мире. Я вижу вокруг себя вещи, при этом эти вещи имеют цвета. Если я убежден в правильности теории виртуального мира, то мне следует сказать, что я ощущаю модель тела и вижу модели вещей, которые мозг для удобства восприятия раскрасил в цвета. В любом случае невозможно отрицать пространственные отношения в модели, созданной мозгом. Хотя было бы интересно узнать, что Фрит сказал бы по этому поводу.

Далее возникает вопрос о месторасположении мозга, про который говорится в книге Фрита. Я продемонстрирую этот вопрос с использованием части картиночки, утащенной с сайта Стивена Легара:

http://blog.rudnyi.ru/ru/wp-content/uploads/2022/03/BrainInTheHead.png

Представим себе, что человек показывает пальцем на свою голову и говорит: «Мой мозг находится в моей голове, там куда показывает мой палец.» Что следует сказать об этом утверждении в рамках теории виртуального мира?

Аналогично вышесказанному следует сказать, что человек осознает только лишь модель, созданную реальным мозгом. В этом смысле модель пальца руки показывает на модель головы. Теперь вопрос — находится ли именно там мозг, который создает эту модель? Ответ должен быть отрицательный. В модели ощущаемой головы может находиться только модель мозга.

Согласно концепции Фрита где-то есть реальный человек, который реальным пальцем показывает себе на голову. В этом смысле модель, создаваемая реальным мозгом, правильная. Вопрос только о пространственном положении пространственной модели головы относительно реального мира. Фрит не обсуждает этот вопрос. Он одновременно использует ‘мозг’ для как для обозначения реального мозга, так и модели мозга. По всей видимости, именно это обстоятельство позволяет ему избежать постановки вопроса о пространственных отношениях.

Тем не менее, убеждение в правильности теории виртуального мира должно привести нас к постановке этого вопроса — надо быть последовательными и доводить объявленную позицию до логического завершения. Если у человека есть осознанный доступ исключительно к модели тела, то следует распространить эту концепцию на сам мозг. Получается, что нейрофизиологу недоступны реальные мозги людей, он может изучать только модели мозгов испытуемых, построенных его собственным мозгом.

Следует остановиться на этом обстоятельстве более детально, поскольку оно затрагивает крайне важное исходное положение, на котором построена вся книга Фрита. В книге описаны результаты многих экспериментов и предполагается, что теория виртуального мира является следствием проведенных экспериментов. Для понимания происходящего рассмотрим описание одного из экспериментов:

‘Самый первый эксперимент, который я провел, когда у меня появилась возможность исследовать работу мозга с помощью томографа, был попыткой найти в мозгу место, где сосредоточена воля. Этот эксперимент необходимо было сделать очень простым, потому что весь бюджет наших исследований был уже потрачен на покупку томографа. В большинстве наших экспериментов испытуемые просто делают то, что им говорят – например, “Поднимайте палец каждый раз, когда к нему прикоснутся”. Мы называем такие действия вызываемыми раздражителем (stimulus-driven). Раздражитель (прикосновение) активирует систему осязания. Система связи преобразует осязательный сигнал в сигнал к действию (поднятию пальца, к которому прикоснулись). Наконец, двигательная система совершает это действие. Томограф позволяет нам отслеживать, какие участки мозга задействованы в распознавании раздражителя и осуществлении реакции.’

Фрит описывает проводимый эксперимент в рамках наивного реализма. У него есть непосредственный доступ к томографу, к испытуемому в томографе, к пространственным отношениям между между прибором, испытуемым и собой. Нет сомнения, что Фрит во время проведения эксперимента ощущает себя в трехмерном мире, в котором и проводится эксперимент.

Однако следует сказать, что Фрит — это человек, что у него есть мозг и что поэтому к Фриту следует применить выводы, которые следует из его книги. То есть, описание выше в рамках наивного реализма является иллюзией, создаваемой мозгом Фрита. На самом деле осознанный доступ Фрита ограничен моделью внешнего мира, созданной реальным мозгом Фрита. В этом модели присутствуют пространственные отношения, описанные выше, поскольку Фрит привел описание только на базе своих осознанных восприятий  — другой возможности, как он утверждает в книге, у него не было.

В этом основная проблема книги Фрита. Она представляется собой смесь позиции наивного реализма и теории виртуального мира. Описание экспериментов проведено в рамках наивного реализма, далее делается вывод о правильности теории виртуального мира, однако заключительный шаг отсутствует. Фрит не применяет теорию виртуального мира к описываемым экспериментам, что, с моей точки зрения, непоследовательно. Другими словами, у него неявно получается что экспериментаторы имеют непосредственный доступ к изучаемому миру, а вот их подопытные находятся исключительно в виртуальном мире.

В то же время перенос теории виртуального мира на экспериментаторов ведет к достаточно фатальным последствиям. Признание того, что экспериментатор имеет доступ только лишь к моделям своего собственного мозга приводит к выводу, что экспериментатор не может сказать, где же этот самый реальный мозг находится. Экспериментатор может показать моделью пальца на модель своей головы, но модель пальца явно не будет показывать на реальный мозг экспериментатора. Более того, также следует признать, что экспериментатор имеет доступ только к моделям мозгов испытуемых, то есть, он также не может сказать, где находятся реальные мозги, которые он хочет изучать. Экспериментатор находится внутри виртуального мира и у него нет способа из него выбраться.

Все, что экспериментатор может сказать, что раз работает, то это должно быть правильно. Проблема с таким прагматическим подходом состоит однако в том, что большинство рассуждений в нейрофизиологии не имеют никакого отношения к успехам в технологиях. Разговор о том, что мозг вычисляет, что мозг находит решения, что возбуждения нейронов приводят к сознательным состояниям, носят лишь созерцательный характер. Конечно, есть определенные успехи в медицине, но их отношения к созерцательным построениям в книге Фрита достаточно опосредованы.

В заключение, перефразируя Галена Стросона, можно сказать, что загадкой является не сознание, а пространственное расположение реального мозга относительно создаваемого им виртуального мира.

Информация

Крис Фрит, Мозг и душа. Как нервная деятельность формирует наш внутренний мир, 2007.

На английском: Chris Frith, Making Up the Mind: How the Brain Creates Our Mental World, 2007.

Исходный рисуночек на сайте Стивена Легара:

http://slehar.com/wwwRel//cartoonepist/cartoonepist27.html

Обсуждение

https://evgeniirudnyi.livejournal.com/280190.html

Ниже мой ответ из обсуждения с mikeura:

Я хотел бы понять то, что говорит Фрит в своей книге, например, значение следующего утверждения:

(1) ‘Наш мозг строит модели окружающего мира и постоянно видоизменяет эти модели на основании сигналов, достигающих наших органов чувств. Поэтому на самом деле мы воспринимаем не сам мир, а именно его модели, создаваемые нашим мозгом.’

Я начну с использованием слов в их обыденном значении. Я прочитал книгу Фрита и размышляю о том, что он хотел сказать. Я считаю, что он прав, то есть, утверждение (1) выше принимается за истину. Однако смысл этого утверждения пока от меня ускользает.

Для лучшего понимания Фрита, я подношу руку к голове и показываю пальцем на голову. Далее я говорю:

(2) ‘Мой мозг находится там, куда показывает мой палец.’

Теперь я спрашиваю себя, можно ли сказать, что мое утверждение истинно или же оно ложно. Для ответа на этот вопрос я перечитываю утверждение (1) и пытаюсь понять значения слов, которые в него входят.

В нем говорится, что на самом деле все выглядит по-другому по сравнению с тем, что мне кажется. То, что я воспринимаю, является моделью мозга, который строит эту модель на основании сигналов органов чувств. Поскольку в (1) я нисколько не сомневаюсь, то мне приходится признать, что в утверждении (2) модель пальца показывает на модель моей головы. Тогда возникает вопрос, что же означает «мозг» как в утверждении (2), так и в утверждении (1). Получается, что «мозг» и «окружающий мир» не означают то, что можно было бы подумать на обыденном уровне.

«Окружающий мир» в (1) — это не то, что меня окружает, поскольку согласно (1) меня окружает модель мозга, при этом «мозг» является ключевым элементом, который связывает меня с «окружающим миром». Этот самый «мозг» явно не находится там, куда показывает воспринимаемая модель моего пальца. Он находится где-то еще. Вопрос однако в том, могу я ли показать на его местонахождение. В моем понимание ответ на этот вопрос отрицательный.

Таким образом, если (1) истинно, то (2) ложно и у меня нет возможности узнать где же находится мой «мозг».

https://evgeniirudnyi.livejournal.com/280538.html


Comments are closed.