Объективно ли субъективное?

Говорится, что наука объективна. Что означает объективность? Этот вопрос разбирается в диссертации Л. В. Шаповаловой ‘Научная объективность в исторической перспективе‘. В первой главе отмечается многозначность термина объективность и обсуждаются два возможных варианты.

С одной стороны можно сказать, что объективное противопоставляется субъективному, то есть, объективно то, что существует независимо от человеческого сознания. При этом  выделяется два связанных, но отличных друг от друга смысла термина: онтологический (что объективно существует) и гносеологический (объективное знание). В данном случае получается ряд субъект — объект — вещь, где объектом является познанная субъектом вещь.

С другой стороны в качестве объективности понимается общезначимость, то есть, беспристрастность и честность. Предполагается, что можно исключить из рассмотрения личные интересы, и таким образом достичь согласия. Согласие, тем не менее, является социальным феноменом и это делает значение ‘объективности’, если так можно сказать, менее объективным. На этом пути появляется последовательность мнение — вера/убеждение — знание.

Вторая глава представляет собой обзор рассмотрения научной объективности в философии. В ней показаны позиции, отстаивающие первое и/или второе значение объективности. Например, в случае ‘научных войн’ одна сторона настаивает на первом значении объективности, другая на втором.

В третьей главе разбираются двусмысленность объективности на трех исторических примерах: Суарес, Декрат, Кант. В четвертой главе ищется компромисс между научной объективностью и историчностью науки. В целом позиция Шаповаловой выглядит вполне разумной, мне понравилось, например:

‘В качестве позитивного определения объективности как значимой характеристики научного знания может быть названо следующее: во-первых, то, что оно содержательно имеет отношение к реальности существующей самой по себе (искомой в качестве объективной) и, во-вторых, то, что необходимой чертой его является беспристрастность, справедливость, непредвзятость и убежденность в общезначимости суждений.’

Правда, в поиске компромиссов есть своя уязвимость — возможна критика с обоих сторон.

Должен отметить, что диссертация написана в стиле философского дискурса, что возможно оттолкнет от нее представителей естественных наук. Это можно понять, в каждой дисциплине есть свои традиции и свои идеалы дискурса. Ниже я опишу ситуацию, на примере которой я постараюсь провести свое обсуждение объективного и субъективного в более доступной форме.

Представим себе, что в комнате находятся несколько ученых, среди которых есть один дальтоник. На столе лежат предметы, выкрашенные в разные цвета. Также в комнате стоит спектрометр и другие приборы, необходимые для демонстрации эффектов, обсуждение которых протекает между учеными.

Вначале обсуждение идет по поводу наблюдаемых цветов. Все согласны, что видимая цветовая гамма шире, чем то, что доступно дальтонику. Далее речь заходит про электромагнитные волны, начинается обсуждение, что это такое и каким образом они распространяются в вакууме. Затем речь переходит на фотоны и волновую функцию, которая необходима для описания поглощения/испускания фотона.

Вопрос такой — что в этой комнате объективно и что субъективно? Например, можно ли сказать, что красный цвет субъективен? Или что волновая функция объективна? Как следует классифицировать речь, слова, математические уравнения, мышление, воображение? По-моему, это именно то, что недостает в философии — разбор обсуждаемых вопросов об объективности/субъективности на конкретных примерах.

С моей точки зрения исходной позицией в данном вопросе должен быть наивный реализм — люди, сидящие в комнате непосредственно воспринимают предметы на столе, приборы и друг друга.  Это означает, что люди не сомневаются в реальности видимых предметов, в реальности пространства, в котором находятся люди и вещи, в реальности других людей и человеческих качеств. Ниже я буду называть такое описание человеческим миром.

Наивный реализм давно опровергнут как в философии, так и в науке. Считается, что такую позицию могут занимать исключительно необразованные граждане. Всем должно быть хорошо известно, что есть органы чувств, через которые информация поступает в мозг и там перерабатывается. Только таким образом можно объяснить дальтонизм — человек не различает цвета, поскольку у него есть дефекты при развитии колбочек в глазах. Помимо этого есть зрительные иллюзии, сны, галлюцинации и т.д. По всей видимости именно поэтому наивный реализм в диссертации Шаповаловой даже не упоминается.

Вопрос, тем не менее, в том, что предлагается взамен. Предположим, что красное как цвет объявлено субъективным. Это, кстати, достаточно часто встречающаяся позиция в философии и нейрофизиологии — электромагнитные волны объективны, а красное субъективно. В этом случае можно спросить себя, что будет если все люди закроют глаза, или люди выйдут из комнаты. Останется ли на предметах красный цвет или останутся только молекулы, отвечающие за красное, и электромагнитные волны? Горячие головы в нейрофизиологии, да и в философии, уверенно заявляют именно об этом — красное как таковое не существует, пока никто на него не смотрит.

Что останется от человеческого мира, если в нем красное как таковое объявить субъективным? В этом случае наблюдаемое пространство автоматически станет субъективным, поскольку — пространство, раскрашенное субъективными цветами, не может быть объективным. Вполне возможно, что в конце концов останутся существующими слова, которыми субъект пытается выразить познаваемое, но мне непонятно, что этот самый субъект имеет общего с учеными в обрисованной ситуации.

В диссертации несколько раз используется выражение ‘интерсубъективное согласие’ для обсуждения общезначимости. Вот, что остается от человеческого мира в философии: есть субъекты, которые познают мир, и которые достигают согласие между собой в том или ином вопросе. Эти субъекты общаются, произносят ‘пространство’, ‘электромагнитные волны’, ‘волновая функция’ и достигают интерсубъективного согласия, только непонятно каким образом.

Следует отметить, что в нейрофизиологии ситуация не лучше. Там, правда, вместо ‘субъектов’ используются ‘мозги’, что на первый взгляд делает позицию более привлекательной. Но зато вопрос согласия между мозгами остается совершенно открытым. Мне встречалось выражение мозгосети для описания взаимодействия между мозгами, но происхождение этого взаимодействия никак не уточнялось. Конечно, можно списать все на зеркальные нейроны, которые приводят к возникновению резонанса, и отождествить этот резонанс с достигаемым согласием.

Могут спросить, каким образом возможен наивный реализм? Должен признаться, что ответа на этот вопрос по существу нет. Все что можно сделать, это принять наивный реализм/человеческий мир как грубый факт. Мы просто знаем, что все происходит именно так, как я описал. Никто не запрещает попыток объяснить происходящее по-другому, более того, такие попытки полезны. Например, нельзя исключить, что они приведут к лечению дальтонизма.

Тем не менее, любая попытка объявить что-то в человеческом мире иллюзией ведет к саморазрушению. Представим себе философа, который сидит в кресле и рассуждает про познающего субъекта и познаваемый мир. Что случится с этой картиной и с объективностью если философ объявляет человеческие качества иллюзией? То же самое относится к нейрофизиологу, который объявляет о том, что сознание человека, а значит и собственное сознание — это иллюзия.

Бруно Латур нашел для человеческого мира неплохую метафору в виде Коллектива, в который входят как люди, так и вещи. Вещи не говорят сами по себе, их представляют в Коллективе люди. Можно вполне сказать, что объективно то, что включено в Коллектив. Красное как таковое явным образом входит в Коллектив и горячим головам не удастся добиться его исключения из Коллектива. В то же время электромагнитные волны, фотоны и волновая функция также включены в Коллектив. С другой стороны, эфир, в котором предполагалось распространение электромагнитных волн, одно время был частью Коллектива, но потом был оттуда исключен.

Я не знаю, рассматривал ли Латур в своих работах наивный реализм, но для меня Коллектив Латура является хорошим представлением наивного реализма. Следует отметить, что наивный реализм является размытым понятием, в эту концепцию иногда включают предположение, что человек сразу же правильно схватывает мир. Но ведь должно быть понятно, что это не так. Мы оказываемся вброшенными в мир — представление об этом мире формируется в определенной культуре на определенном уровне технического развития. С другой стороны, с определенного уровня человек начинает размышлять о мире, в котором он оказался, и он вполне может изменить этот мир. В этом смысле человеческий мир не есть нечто фиксированное, он может быть изменен.

Информация

Источник вдохновения:

Шиповалова, Лада Владимировна, Научная объективность в исторической перспективе, 2014.

Обсуждение

https://evgeniirudnyi.livejournal.com/284364.html


Comments are closed.