Что означает жизнь в виртуальном мире, сгенерированном мозгом?

Нашел чудную статью, где подробно разбираются логические следствия из утверждения о том, что мы живем в виртуальном мире, который строит мозг.

Jan Westerhoff, What it Means to Live in a Virtual World Generated by Our Brain, Erkenn (2016) 81:507–528

Ниже краткое изложение статьи. В первом разделе описывается теория виртульного мира глазами ее сторонников. Интересно отметить, что среди сторонников теории находится биолог Ричард Докинз (книга Расплетая радугу: наука, заблуждения и тяга к чудесам, Глава 11. Заново сплетая мир, вся глава посвящена этому вопросу). Во втором разделе разбираются возможные следствия из такой теории.

В чем заключается теория виртуального мира?

В качестве введения в теорию Вестерхоф использует цитаты Томаса Метцингера, Стивена Легара (Steven Lehar) и Ричарда Докинза. Я ограничусь цитатами последнего:

«Мы движемся в виртуальном мире, созданном нашим собственным мозгом. Наши реконструированные модели скал и деревьев являются частью окружающей среды, в которой мы, животные, живем, не меньше, чем реальные скалы и деревья, которые они отражают.»

«Есть простой способ продемонстрировать, что мозг работает как сложный компьютер виртуальной реальности. Сначала, оглядитесь вокруг, двигая глазами. Когда вы вертите глазами, изображения на сетчатках движутся, как при землетрясении. Но вы не видите землетрясение. Место действия кажется вам неподвижным, как скала. Я, конечно, собираюсь сказать, что виртуальная модель в вашем мозге реконструируется неподвижной.»

Отмечается, что в 1995 году Антти Ревонсуо также предлагал трактовать как сны, так и нормальный мир как модель в виде виртуальной реальности.

1.1 Поддержка теории виртуального мира

Теория виртуального мира опирается на эмпирические данные. Например, человек видит апельсин. Понятно, что апельсин не перемещается в голову человека. Также человек не видит апельсин посредством лучей, испускаемых из глаз. Скорее, апельсин воздействует на разные органы чувств, на этом пути возбуждаются нервные окончания, сигналы передаются в мозг, где формируется общее восприятие апельсина. Восприятие является частью виртуального мира, в котором мы живем.

Процесс формирования виртуальной реальности скрыт и в данном случае вводятся понятия феноменологической и эпистемологической прозрачности. Феноменологическая прозрачность означает, что мы не можем проследить за работой мозга, все, что мы получаем, является конечной картиной многих скрытых от нас процессов. Эпистемологическая прозрачность сводится к уверенности в том, что наше сознательное восприятие нас не обманывает.

К разнице между феноменологической и эпистемологической прозраности приводится синдром Антона. В этом случае человек становится фактически слепым из-за повреждения зрительной коры. Тем не менее, человек уверяет, что он видит окружающий мир и его описывает. В то же время человек не может самостоятельно передвигаться, поскольку видимый им мир не совпадает с окружающим.

1.2 Теория виртуального мира и косвенный реализм

В этом разделе начинается сравнение теории виртуального мира и косвенного реализма (indirect realism). Последняя концепция начинается еще с пещеры Платона:

Воспринимающий -> восприятие || завеса восприятия || <- объект

На левой стороне находится воспринимающий, на правой воспринимаемый объект. Нам дается только восприятие и завеса восприятия полностью отделяет нас от объекта.

Вестерхоф отмечает, что идею завесы восприятия можно в настоящее время увидеть в теориях мозга о минимизации предсказательной ошибки. Данные теории утверждают, что работа мозга сводится к минимизации разницы между внутренними предсказаниями и действительным состоянием органов чувств.

Первое отличие теории виртуального мира от косвенного реализма заключается в том, что теория виртуального мира полностью совместима с натурализмом. В косвенном реализме присутствуют репрезентационные объекты, которые трудно описать на языке натурализма. Второе отличие рассматривается в следующем разделе.

1.3 Конструирование воспринимающего

Второе отличие теории виртуального мира связано с рассмотрением левой стороны завесы восприятия в концепции косвенного реализма. Теория виртуального мира не постулирует существование воспринимающего и восприятия. Она утверждает, что воспринимающий является такой же конструкцией, как весь виртуальный мир.

Косвенный реализм напоминает пилота в симуляторе полета. Теория виртуального мира переходит к коцепции всеобъемлющего симулятора полета (total flight simulator). Метцингер в книге Туннель Эго описывает эту ситуацию таким образом:

«Мозг похож на всеобъемлющий симулятор полета, самомоделируемый самолет, который, вместо того, чтобы управляться пилотом, порождает сложный внутренний образ самого себя в своем собственном внутреннем симуляторе полётов. Этот образ прозрачен и поэтому не может быть распознан системой как просто образ. Система, оперируемая в условиях наивно-реалистичного само-непонимания, интерпретирует управляющий элемент в образе как нефизический объект: ‘пилот’ рожден в виртуальной реальности без возможности установить этот факт. Пилот это Эго.»

Вестерхоф констатирует замкнутый круг в рассуждении Метцингера. Вся система представляется как интерциональный агент (система интерпретирует), производящий модель интенционального агента (Эго). Конструкция модели ‘Я’ в этом примере осуществляется при обращении к интенциональному агенту, который в свою очередь  выглядит похожим на нечто напоминающее ‘Я’, которое может быть исполнителем этого интенционального агенства.

Косвенный реализм иногда сползает в солипсизм (может быть объекта с правой стороны завесы восприятия просто не существует). Теории виртуального мира, с другой стороны, более характерна позиция, которую можно назвать анти-солипсизм. Здесь сомнения появляются при рассмотрении воспринимающего (может быть воспрнимающего на самом деле просто не существует).

1.4 Существование внешнего мира

Теоретики виртуального мира не подвергают сомнению существование внешнего мира. Например Докинз так пишет о соотношении виртуального и реального мира;

«Мы столь привыкли жить в нашем моделируемом мире, и он остается таким красивым в синхроным с реальным миром, что мы не понимаем, что это — симулированный мир.»

«Всякий раз, когда мы смотрим на что-нибудь, восприятие, которое наш мозг фактически использует, является моделью этой вещи в мозге. В мозге строится модель, такая же как виртуальный Парфенон из моего более раннего примера. Но, в отличие от Парфенона (и, возможно, от наших сновидений), она, как компьютерная модель внутренностей пациента, не полностью выдуманная: она ограничена информацией, поступающей из внешнего мира.»

При этом по Докинзу внешний мир похож на виртуальный мир, он содержит «реальные камни и деревья» (см. цитаты Докинза выше).

Вестерхоф выделяет два аргумента, которые используются для обоснования существования внешнего мира. Первый связан с утверждением о том, что существование физического мира является фундаментальным предположением любой натуралистической теории разума. Второй аргумент основан на идее, что если есть конструкция (например, виртуальный мир), то должно быть нечто на основе чего эта конструкция построена.

Первый аргумент однако не является аргументов. Естественно, что теория виртуального мира построена на базе картины мира, в котором физические процессы возбуждают органы чувств и запускают сложную сеть реакций. Однако в рамках теории виртуального мира все это является частью виртуального мира и обоснование внешнего мира требует дополнительной аргументации. Например, можно построить теорию, аналогичную теории виртуального мира, в которой виртуальный мир будет непосредственно строиться богом.

Второй аргумент интереснее, но его заключение более слабое, чем хотелось бы создателям теории виртуального мира. Второй аргумент напоминает аргумент о невозможности мира, состоящего из множеств, поскольку множество должно что-то содержать, что не является множеством.

Две интерпретации теории виртуального мира: Сильное и слабое воззрение о внешнем мире

В рамках теории виртуального мира можно отличить две позиции о внешнем мире. Картина в рамках первого аргумента будет называться сильной позицией, поскольку предполагается значительное соответствие между виртуальным миром и частью внешнего мира. Второй аргумент по сути дела предполагает только существование внешнего мира, поэтому такая позиция будет называться слабой.

2.1 Сильная позиция

С одной стороны, данная позиция включает в себя натуралистическое объяснение, в рамках которого отношение нас к внешнему миру совпадает с таковым у робота, который занимается уборкой квартиры. Робот — это материальное существо, находящееся в материальном окружении, при этом робот работает на основе внутренней модели, которая является репрезентацией квартиры, при этом между моделью и внешним миром есть структурное соответствие.

С другой стороны, можно представить себе мир, в котором нет материи и все является ментальным. В такой идеалистической теории ментальные существа строят репрезентации внешних ментальных феноменов. Этот мир является таким же объективным, как мир робота. В нем также будет структурное соотвествие между моделью, которую строят ментальные существа, и внешними ментальными сущностями.

[По-моему, аналогией к второй возможности является симуляция в компьютере, когда симулируемый робот убирает квартиру в симулируемом мире.]

2.2 Слабая позиция

В данном случае критикуется положение о структурном соотвествии между виртуальным и внешним миром. Мы видим структурное соотвествие между моделями в роботе и внешним миром робота, поскольку мы находимся снаружи по отношению к роботу и убираемой квартире. Однако невозможно представить себе такую внешнюю позицию в рамках теории виртаульного мира.

Идея выхода из перспективы первого лица называлась Томасом Нагелем как взгляд ниоткуда. Можно ли решить проблему в рамках такого подхода? Или следует сказать, что взгляд ниоткуда является лишь созданием своего небольшого виртуального мира в среде виртуального мира?

Далее Вестерхоф обсуждает, возможно ли объявить ощущения фундаментальными свойствами внешнего мира. Он показывает, что такая позиция построена на замкнутом круге: виртуальный мир зависит от ощущений, но ощущения оказываются также зависящими от виртуального мира в рамках предсказаний и ожиданий.

Слабая позиция о внешнем мире не отрицает реальность внешнего мира. Отрицается возможность сделать существенные утверждения о внешнем мире. Во многом это связано с тем, что термины «удачная модель», «хорошая теория» являются субъективными, поскольку они связаны с желаниями человека.

2.3 Третья интерпретация: Ирреализм

В этом разделе вводится третья возможность, которая построена на том, что все наши концептуальные ресурсы основаны на их функции и роли в виртуальном мире. В данном утверждении «все» является абсолютным квантификатором, который не позволяет выйти за пределы виртуального мира.

Позиция ирреалиста не совпадает со скептицизмом о существовании внешнего мира. Ирреалист не утверждает, что эпистемологически нельзя сделать определенные утверждения о существовании внешнего мира. Его разница с фундаменталистом (foundationalist) заключается в отношении к онтологии. Согласно фундаменталисту репрезентация представляет объект фундаментально другой природы. Для ирреалиста природа представления не отличается от природы представляемого объекта.

Ирреализм также не совпадает с нигилизмом, когда правая часть полностью отрицается. Ирреалист утверждает, что правая часть от завесы восприятия также принадлежит виртуальному миру.

2.4 Историческая аналогия: Реальность вещи в себе

В этом разделе разбирается интерпретация Канта Гансом Файхингером, который рассматривал вещь в себе всего лишь как ens rationis (понятие разума). Таким образом реальность ноуменов имеет лишь прагматическую ценность. Вестерхоф приводит такую аналогию. Мнимые числа позволяют нам делать вычисления, но не следует говорить о существовании мнимых чисел с точки зрения отнологии. Таким же образом следует относиться к вещи в себе.

2.5 Какую интерпретацию теории виртуального мира следует выбрать? Принцип экономии

В этом разделе Вестерхоф утверждает, что если опираться на принцип экономии [бритва Оккама], то нам следует выбрать позицию ирреализма.

[Бритва Оккама отрезает сильную и слабую позицию, как теории, содержащие сущности, без которых можно обойтись. В статье термин бритва Оккама не употребляется, автор использует термин принцип экономии (The Question of Parsimony).]

2.6 Воронка теории виртуального мира

У теории виртуального мира есть интересное свойство засасывать внутрь абсолютно все, включая саму теорию виртуального мира. Важно отметить, что все концепции являются частью виртуального мира. Поэтому трудно защищать утверждение, что только некоторые свойства (такие как цвет) являются свойством виртуального мира, в то время как другие свойства (такие как объект и свойство) можно использовать вне виртуального мира. В рамках ирреализма карта и территория совпадают, поскольку используются концепции для передвижения в виртуальном мире, который сам является концептуальным.

2.7 Аргумент самоприменения

Выше упоминалось, что воронка виртуального мира включает в себя саму теорию виртуального мира. Это поднимает вопрос о статусе теории виртуального мира в рамках стандартов самой теории виртуального мира. Диллема заключается в том, что мысль о внешнем мире вне виртуального мира либо не относится к человеческому познанию, либо эта мысль происходит только внутри виртуального мира. Ссылка к познанию вне человеческого приводит к необходимости привлечения божественного познания. Вряд ли такой путь подходит в рамках натуралистического объяснения.

Поэтому мы остаемся в рамках утверждения, что утверждение о существовании внешнем мире является частью виртуального мира. Однако истинность в таком случае может быть оценена только относительно к виртуальному миру. Например, утверждение о том, что передо мною находится красное яблоко, истинно в том случае, если в виртаульном мире симуляция красного яблока находится в соотвествующей пространственной позиции перед симуляцией меня самого. Если же оценить в рамках такого подхода утверждение о существовании внешнего мира вне виртуального, то его истинность получается только в позиции ирреализма, когда внешний мир является частью виртуального мира.

К чему приводит такое заключение? В рамках ирреализма, который является лучшей интерпретацией теории виртуального мира, мы страдаем нейрофизиологической версией синдрома запертого человека (lock-in). Мы не можем покинуть виртуальный мир, построенный мозгом, поскольку снаружи «мы» просто не существует.

Исходная позиция теории виртуального мира кажется интуитивно понятной. Тем не менее, выводы из теории противоречат интуиции. Поэтому есть два пути. Первый состоит в том, чтобы использовать заключение из теории виртуального мира, которое противоречит интуиции, для того, что развеять иллюзию об интуитивности теории виртуального мира. Второй путь состоит в реформировании интуиции для того, чтобы сделать неинтуитивное заключение более привычным.

[Я бы выразил заключение статьи другими словами: за что боролись, на то и напоролись.]

Обсуждение

http://evgeniirudnyi.livejournal.com/132789.html

In English: https://groups.google.com/forum/#!topic/everything-list/0Umv7eLWDZs

См. также обсуждение к: http://anti-tanatos.livejournal.com/116873.html


Comments are closed.