Теория виртуального мира Никола Мальбранша

Заново просмотрел диссертацию Кротова о Мальбранше. Когда я ее смотрел в первый раз, места с описанием воззрения Мальбранша о соотношении физического мира и человека показались мне странными и поэтому я их просто пропустил. Сейчас, после прочтения книги Эдвина Бёртта все стало на свои места — Мальбранш полностью разделял теорию виртуального мира своего времени. Ниже несколько цитат из диссертации по этому поводу.

‘В «Разъяснениях» Мальбранш уточняет и корректирует свою позицию по вопросу о доказательстве существования внешнего материального мира. Прежде всего, наличие внешнего мира проблематично обосновать с помощью чувств. Чувственные данные никогда не могут быть названы вполне достоверными. Хотя бы нам и казалось, что чувства нас полнее убеждают в наличии внешних тел, разум отнюдь не согласен с ними в этом вопросе. Большинство же людей более склонно прислушиваться к своим чувствам, чем к разуму: «Они думают, что достаточно только открыть глаза, чтобы убедиться в том, что имеются тела». По Мальбраншу, недостоверность подобной позиции ясна уже из того, что с точки зрения чувств, цвета расположены на поверхности тел, а свет находится в воздухе или же на солнце. В действительности же все ощущаемые качества присутствуют в уме, но не во внешнем мире.’

‘На первый взгляд может показаться, что легче всего с помощью чувств убедиться в существовании своего собственного тела. Но так ли это? Самые сильные ощущения, казалось бы, с несомненностью свидетельствующие о нашем теле, связаны с болью. «Тем не менее, часто случается, что те, кто потерял руку, чувствуют там очень сильные боли, даже спустя длительное время после потери этой руки».’

‘В области философии, настаивает Мальбранш, нужно соглашаться только с очевидностью. При этом суждения не должны идти далее восприятий: если мы воспринимаем тела, мы только это и должны утверждать. Переход от воспринимаемого к реальному, от внутреннего к внешнему, не выглядит чем-то очевидным, само собой разумеющимся.’

‘ «Несомненно, только вера может нас убедить, что действительно имеются тела». Можно выстроить «совершенное» доказательство существования некоторого бытия только в случае его необходимости. Но мир нельзя считать «необходимой эманацией» Бога. Высший разум свободен в своем выборе, он мог и не творить мира, но если все-таки его создал, то исключительно в силу свободы воли, а не по необходимости. «Вера учит нас, что Бог сотворил этот мир». Вера предполагает пророков, апостолов, Священное писание, чудеса. Конечно, можно заявить, что все это — лишь видимость, феномены сознания, объективное бытие которых не доказано. Но ведь то, что мы узнаем посредством этих так называемых видимостей — «абсолютно бесспорно, поскольку, как я доказал в нескольких местах этого произведения, только Бог может представить уму эти предполагаемые видимости и что Бог вовсе не обманщик». Так или иначе посредством указанных предполагаемых видимостей узнаются истины веры. Остается сделать последний шаг: «Итак, в видимости Священного писания и через видимость чудес, мы узнаем, что Бог сотворил небо и землю, что Слово стало плотью, и другие подобные истины, которые предполагают существование сотворенного мира. Следовательно, очевидно благодаря вере, что имеются тела» .’

‘В области гносеологии одним из важнейших открытий Декарта Мальбранш объявляет его учение о субъективности «чувственных качеств» (цветов, вкусов, запахов). Приписывая названные качества самим объектам, прежние философы, по мнению автора работы «О разыскании истины», смешивали свойства телесной и духовной субстанций, результатом чего были «сбивчивые» и «неопределенные» объяснения различных явлений. Рассматривая запахи и т.п. как качества самих предметов, философы неизбежно впадали в иллюзию, будто с помощью ощущений познается истина.’

‘Непосредственного взаимодействия между разнородными субстанциями, как уже говорилось, быть не может (а, следовательно, нет и непосредственного познания одной субстанцией другой). ≪Мы не видим предметов, которые находятся вне нас, непосредственно. Мы видим солнце, звезды и бесчисленное множество предметов вне нас; но невероятно, чтобы душа выходила из тела и странствовала, так сказать, по небесам, чтобы созерцать все эти предметы. Следовательно, она их не видит непосредственно; а непосредственный объект нашего разума, когда он воспринимает, например, солнце, есть не солнце, но нечто тесно присущее нашей душе, и это и есть то, что я называю идеей≫. Итак, идеи позволяют человеку раскрыть природу материальных вещей.’

В заключение отмечу, что у Мальбранша было оригинальное решение проблемы, каким же образом человек получает знание о предметах во внешнем мире — «видение всех вещей в Боге». Логика следующая. Непосредственного доступа к внешнему миру у человека нет, поэтому невозможно получить информацию о внешнем мире посредством воспринимаемого. С другой сторону у человека есть особые отношения с Богом, а ведь именно Бог сотворил внешний физический мир. Как следствие человек находит информацию о вещах во внешнем мире в Боге.

Информация

Артем Александрович Кротов, Мальбранш и картезианство, Диссертация на соискание ученой степени доктора философских наук, МГУ, 2012.

Также см. книгу: А. А. Кротов, Мальбранш и картезианство, издательство МГУ, 2012.

Обсуждение

https://evgeniirudnyi.livejournal.com/198735.html

https://www.facebook.com/evgenii.rudnyi/posts/1467839460017135


Comments are closed.