Редукционизм, морфический резонанс и ИИ

Пролистал книгу Руперта Шелдрейка ‘Новая наука о жизни‘ с изложением идей морфического резонанса и морфогенетических полей. В ней была приведена выразительная цитата Томаса Гексли и начну с нее в качестве точки отсчета:

‘Зоологическая физиология — это доктрина функций или действий животных. Она рассматривает тела животных как машины, побуждаемые к действию различными силами и совершающие некоторое количество работы, которую можно выразить на языке обычных сил природы. Конечная цель физиологии состоит в том, чтобы вывести факты морфологии, с одной стороны, и факты экологические — с другой из законов молекулярных сил вещества.’

Исходная статья Гексли (Как изучать естественную историю) доступна в Интернете и я ее прочитал. Она вышла в 1867 году в научно-популярном журнале с шутливым названием Научные слухи. Интересно отметить, что в ходу было все еще название естественная история. В статье Гексли говорит также о том, что для натуралистов пора перейти к использованию термина биология.

Статья в целом написана неплохо, а цитата выше выражает убеждение Гексли о цели научного познания в биологии. Он был настоящим редукционистом, не то что современные биологи, которые говорят о том, что биология не сводится к физике. В конце статьи была еще одна выразительная цитата и я ее переведу, поскольку она касается связи мозга и мускул, то есть, поведения животных:

‘У высших животных были исследованы явления, сопровождающие эту передачу [из мозга в мускулы], и было обнаружено, что проявление особой энергии, находящейся в нервах, сопровождается возмущением электрического состояния их молекул.

Если бы мы могли точно оценить значение этого возмущения; если бы мы могли получить значение данного усилия нервной силы, определив количество электричества или эквивалентного количества тепла; если бы мы могли установить, от какого расположения или другого состояния молекул материи зависит проявление нервной и мышечной энергии (и, несомненно, наука когда-нибудь выяснит эти моменты), физиологи достигли бы своей конечной цели в этом направлении; они определили бы отношение движущей силы животных к другим формам силы, встречающимся в природе; и если бы этот же процесс был успешно выполнен для всех операций, которые ведутся внутри и посредством животных структур, физиология стала бы завершенной, а факты морфологии и экологии можно было бы вывести из законов, установленных физиологами, в сочетании с теми, которые определяют состояние окружающей Вселенной.’

Из того, что я собрал в моей коллекции, со стороны биологов до победного конца, очертанному Гексли, идут Фрэнсис Крик и Алекс Розенберг. Пожалуй, сюда также частично можно причислить Ричарда Докинза, но у него, насколько я понял, естественный отбор не сводится к физике.

Теперь приведу цитату из книги Шелдрейка:

‘посмотрите, как ведут себя европейские кукушки. Их птенцов выводят и воспитывают птицы других видов, и молодые кукушата никогда не видят своих родителей. В конце лета взрослые кукушки летят к своим зимним гнездовьям в Южной Африке. Примерно через месяц молодые кукушки собираются в стаи и также летят в соответствующий район Южной Африки, где присоединяются к своим старшим собратьям. Они инстинктивно знают, что должны мигрировать и когда именно; они инстинктивно узнают друг друга, собираясь в стаи; и они знают, в каком направлении надо лететь и где их место назначения.’

Шелдрейк риторически спрашивает, можно ли объяснить такое поведение кукушек в рамках редукционистской/механистической исследовательской программы, и должно быть понятно, что его ответ отрицательный. Для объяснения этого и других явлений он постулирует существование морфического резонанса и морфогенетических полей.

Грубо говоря, идеи Шелдрейка являются комбинацией из архетипов (коллективного бессознательного) Карла Юнга, перенесенных на животный мир, а также неживую материю, и складывающихся привычек из космологии Пирса. Также можно сравнить идеи Шелдрейка с тремя мирами Карла Поппера, когда влияние третьего мира распространяется как на все живое, так и неживое.

Предполагается, что морфогенетические поля определяют процесс развития и поведения животных. В случае кукушек каким-то образом между полем и организмами возникает резонанс, который управляет в кукушках биологическими процессами в ходе эмбриогенеза, а в дальнейшем в поведении вылупившихся птиц.

Следует особо отметить, что поля не являются статическими и существующимися вечно. Удачные находки одного организма закрепляются в морфогенетическом поле и таким образом становятся доступными для собратьев. Таким образом, поля эволюционируют — привычки закрепляются.

Современная биология во многом опирается на кибернетическую парадигму. Считается, что работа мозга аналогична работе программы, которая управляет поведением организма. В этой связи можно заметить, что современное развитие кибернетических идей в какой-то степени пошло по пути, набросанному Шелдрейком, а не Гексли.

Интернет вещей развивается таким образом, что устройства того или иного производителя оказываются связанными в централизованную сеть. На этом пути производители получают динамическую информацию о работе устройств и поэтому получают дополнительные возможности по разработке и поддержке работы устройств. В том числе это дает возможность прогнозировать возникновения неисправностей и гарантировать своевременную замену устройства до его поломки.

Особенно хорошо связь с идеями Шелдрейка видна на примере систем искусственного интеллекта, таких как переводчики и голосовые помощники (Кортана, Сири и др.). В этом случае можно сказать, что центральный мозг (искуственная нейронная сеть) хранится где-то на удаленных серверах производителей. На компьютерах или смартфонов пользователя устанавливается часть, которая постоянно взаимодействует с центральным мозгом.

Приведу цитату из книги Шумского ‘Воспитание машин‘, в которой автор описывает предполагаемое будущее:

‘Естественно, нет необходимости воспитывать и обучать с нуля каждого робота. В отличие от людей, искусственную психику новым партиям роботов можно будет инсталлировать в готовом виде, однако они смогут получать периодические обновления своей психической «прошивки», как это принято в современных операционных системах. Так что обучение роботов можно будет проводить в многопользовательском режиме — сигналы от многих миллионов пользователей будут суммироваться платформой …’

 По-моему, это является неплохой иллюстрацией к идее морфогенетического поля. С этой точки зрения ДНК можно вполне рассматривать как лицензионные ключи на получение организмом тех или иных информационных услуг.

Информация

T. Huxley, How to study natural history, Hardwicke’s science-gossip : an illustrated medium of interchange and gossip for students and lovers of nature, 1867, v. 3, N 28, p.73 — 78.

https://www.biodiversitylibrary.org/item/17890#page/79/mode/1up

Р. Шелдрейк, Новая наука о жизни, 2005.

На английском книга вышла в 1981 году (A New Science of Life: the hypothesis of formative causation).

Сергей Шумский, Воспитание машин: Новая история разума, 2021.

Обсуждение

https://evgeniirudnyi.livejournal.com/263641.html


Comments are closed.