В. А. Лефевр: Космический субъект

При поиске статей я случайно наткнулся на упоминание в журнале Психология о термодинамической модели сознания В. А. Лефевра. Дальнейший поиск показал, что это математик и психолог, работавший в СССР и США. Вот его характеристика из одной из статей в журнале Психология:

‘Одним из фундаментальных достижений человекознания на рубеже ХХ–ХХI столетий служит «Рефлексивная психология Владимира Лефевра». Она является результатом междисциплинарного синтеза ряда возникших во второй половине ХХ в. рефлексивных наук: логики, семиотики, психологии, конфликтологии, этики, менеджмента, политологии, системотехники, кибернетики, физики, математики, космологии. В развитие каждой из них крупный российско-американский ученый В.А. Лефевр внес свой вклад. В.А. Лефевру свойствены ренессансный диапазон исследовательских интересов, феноменальная креативность, энциклопедизм профессиональной деятельности.’

Решил ознакомиться с идеями Лефевра подробнее и мой выбор пал на книгу ‘Космический субъект‘. Как оказалось, в книге переплетены две темы — модель человеческого субъекта и использование этой модели для обсуждения внеземных цивилизаций. Интрига книга заключается в предположении о том, что космический разум существует в виде магнитных плазмоидов (Лефевр ссылается на роман ‘Черное облако‘ Фреда Хойла). Требуется однако обосновать возможность такого развития эволюции разума и Лефевр для этого вводит обобщенную модель субъекта:

‘Наша цель — построить очень общую модель субъекта, которая была бы не связана не только со спецификой живых существ, возникших на Земле, но даже с самой биологической основой этих существ. Мы не можем приступить к решению этой задачи, опираясь на наши знания о мозге человека, поскольку нам не известно, какие именно аспекты его активности отражают универсалии, характеризующие класс существ, обладающих совестью. Спросим теперь себя: что является специфическим для человека, что отличает его от животного? Я не думаю, что существует возможность какого-либо строгого ответа на этот вопрос, но моя интуиция подсказывает мне, что ответ должен звучать так:

Мы способны оперировать с категориями «добро» и «зло» и при некоторых обстоятельствах обладаем свободой выбора.’

На этой основе Лефевр строит аналитическую модель субъекта. Я не буду вдаваться в подробности, только скажу, что используемая математика сравнительная простая — трилинейная функция от трех переменных. Для иллюстрации содержания книги одна цитата из обсуждения соответствующих математических выкладок:

‘Другими словами, при положительной интенции и отсутствии «позитивного» диктата мира субъект неукоснительно выбирает позитивный полюс тогда и только тогда, когда на уровне знания позитивный полюс не имеет положительной полезности. Попробуем теперь понять, что означает это утверждение, формально вытекающее из нашей модели. Во всех великих мировых религиях так или иначе декларируется требование отделять добро от пользы. Одним из символов такого отделения является изгнание Христом торговцев из Храма. Таким образом, мы можем истолковать условие х2 = 0 как указание на то, что с формальной точки зрения, неукоснительный выбор добра связан с отсутствием у него какой-либо положительной полезности.’

Далее в модель вводится рефлексия, субъективный мир и осознание:

‘Сегодня делается все более очевидным, что если мы не научимся представлять ментальную сферу в теоретических моделях, наряду с поведением и активностью мозга, наши знания о природе человека по-прежнему будут оставаться фрагментарными. Возникает однако естественный вопрос: если ментальная сфера объективно ненаблюдаема, то каков путь, на котором мы можем надеяться получить об этой сфере объективную информацию? Наш ответ таков. Мы можем попытаться извлечь информацию о ментальной сфере человека, посредством математического анализа функции, описывающей поведение человека.

Когда в повседневной жизни мы говорим, что некто «осознает» свое поведение, мы предполагаем, что этот субъект имеет образ себя, который, в некотором смысле, правилен. Помимо этого мы принимаем как очевидное, что внешний мир воздействует на этого субъекта.’

‘Введем теперь формальный аналог процедуры осознания. Мы будем полагать, что сущность осознания состоит в том, что предшествующее состояние субъекта начинает играть роль модели себя в новом состоянии. Таким образом, если субъект, находящийся в нулевом состоянии, произвел акт осознания, то произошла следующая трансформация [приводится уравнение].’

Показывается, что введеная модель позволяет хорошо описать многие феномены в психологии человека. Следующий шаг связан с привязкой представленной модели к физике. Как оказалось, в качестве таковой идеально подходит последовательность тепловых машин; ниже идет несколько длинная цитата, которая хорошо передают план Лефевра:

‘Строя модель, мы до сих пор пренебрегали физиологическими и физическими аспектами человека. Все мы знаем, что сознание человека как-то связано с мозгом, хотя бы только потому, что нарушение нормальной деятельности мозга приводит к ментальной патологии. Мы верим также, по крайней мере в рамках научной картины мира, что функционирование мозга в значительной степени детерминировано физическими законами. Все это заставляет нас предполагать, что возможно установление прямой связи между законами сознания и теми законами, которым подчиняется физический универсум. В двух последующих главах мы построим теоретическую конструкцию, показывающую явную формальную связь между термодинамическими процессами и той моделью рефлексирующего субъекта, которую мы ввели. Такая связь позволит нам понять смысл некоторых сделанных ранее предположений и расширить круг возможных приложений этой модели. Однако значение самого факта, что такая связь существует, выходит далеко за рамки обсуждения данной конкретной модели. Этот факт позволяет выдвинуть конкретную гипотезу о природе связи вычислительных систем мозга с тем аспектом нашего индивидуального существования, который мы называем «внутренним опытом», «субъективностью», «сознанием» или «ментальными феноменами». Наша гипотеза состоит в том, что ментальные феномены есть вид существования термодинамических характеристик нейронных сетей, проводящих вычислительные процессы. Другими словами, связь между каким-либо ментальным процессом и функционированием реальных нейронных сетей подобна связи между температурой некоторого объема газа и конкретным индивидуальным движением составляющих его частиц. Далее мы покажем, что это утверждение более, чем просто метафора.’

Разработанная термодинамическая модель далее с успехом применяется к объяснению гармонии в музыке и к функционированию медитаций. Заключительный шаг связан с переносом теории на магнитные плазмоиды:

‘Мы предположили, что физической основой реализации подобной схемы у человека является коллективное функционирование нейронов головного мозга. Однако у нас нет никаких оснований считать, что эта основа является единственно возможной. Мы рассматриваем магнитный плазмоид как другую среду, в которой может быть осуществлена та же самая термодинамическая схема. Таким образом, мы допускаем возможность существования космических магнитных плазмоидов, обладающих психикой и способностью испытывать внутренние переживания и проецировать их вовне в виде систем пропорций, подобных интервалам классической музыки. Более того, мы допускаем возможность того, что биологические цивилизации земного типа в процессе своей технологической эволюции меняют физическую основу своего существования, трансформируясь в магнитные плазмоиды.’

На этом пути анализируются космические объекты и показывается, что паттерны вспышек и выбросов некоторых из них вполне можно интерпретировать как результаты когнитивной деятельности. Отмечу, что у Лефевра есть публикации на эту тему.

В конце книги термодинамическая модель субъекта совмещается с термодинамикой вселенной, что приводит к любопытным выводам:

‘Последовательно осознавая себя, космический субъект, тем самым, стремится стать вечным двигателем.’

‘Представим себе, что эволюция наиболее развитых субъектов заключается в том, что они надстраивют цепочку машин как справа так и слева. Это означает, что по мере своего развития, они будут выделять вовне все меньше и меньше энергии. Поэтому чем более развит разумный магнитный плазмоид, тем труднее его обнаружить. Такой субъект, стремясь стать вечным двигателем, уже находится на пути к бессмертию, или по крайней мере, к очень длительному в космической шкале времени существованию.’

Последнее утверждение вроде бы является разрешением парадокса Ферми, хотя он в явном виде в книге не упоминается.

С моей точки зрения книгу можно отнести к математической спекулятивной философии. Уравнения придают рассуждениям Лефевра определенный шарм и в результате полет мысли особенно впечатляет. Правда, это обстоятельство не может изменить того, что спекулятивная философия остается по-прежнему спекулятивной.

Информация

В. А. Лефевр, Космический субъект, Изд. 3-е доп., 2005.

Обсуждение

https://evgeniirudnyi.livejournal.com/291227.html


Comments are closed.