Средневековые философы и научная революция 17-ого века

Мои комментарии к

история философии
http://ru-philosophy.livejournal.com/1399035.html

______________________

На эту тему есть отличные лекции Maarten Hoenen, которые доступны в Интернете как аудио, но правда по-немецки: Antike und mittelalterliche Philosophie. Поиск в Google приводит к цели. Там рассматриваются в первых девяти лекциях, которые я уже прослушал

досократики
Платон
Аристотель
Плотин
Августин
Авиценна
Ансельм Кентерберийский
Альберт Великий
Томас Аквинат (Фома Аквинский)

Кто будет дальше, пока не знаю. Закончится все должно Декартом.

______________________

Ответ из лекций Maarten Hoenen, например позиция святого Августина. Христиане заинтересованы в истине, поэтому они используют все средства для ее достижения, в том числе произведения авторов язычников (по немецки Pagane Autoren).

______________________

Меня просто несколько озадачила ваша фраза «Не знаю, насколько это верный путь».

Следует отметить, что за последние пятьдесят было много новых исторических исследований, результаты которых соотвественно не были известны Расселу. Скажем я сейчас слушаю книгу The Clockwork Universe: Isaac Newton, the Royal Society, and the Birth of the Modern World, где рассматривается научная революция 17-ого века. Я не читал Рассела и я не знаю, как он описывал эти события. Например в упомянутой книге видно сильное влияние христианства на всех мыслителей 17 века: Ньютона, Кеплера, Декарта, Галилея и т.д. Лекции Maarten Hoenen, с моей точки зрения, позволяют лучше понять, почему так произошло.

______________________

Как замечает Ван Фраассен, когда мы говорим о научной революции, есть две точки зрения. Одна принадлежит потомков: как все логично и какие тупые были наши предки, что такого сразу же не заметили. Другая принадлежит предкам: это совершенно глупо и нерационально. Допустить такую точку зрения в принципе можно, однако она не выдерживает никакой критики. Для понимания точки зрения предков как раз требуется историческая реконструкция. В ее перспективе уже видно, что для работы Ньютона без всякого сомнения требовался серьезный философский фундамент.

Правильно я вас понял, что у Рассела можно увидеть привычную схему: умные греки, тупые католики и затем неожиданная научная революция 17-ого века, которая произошла как революция против господства христианства?

______________________

Автор, которого вы цитируете, похоже незнаком с современными историческими работами.

C вашей стороны пока отсутствует объяснение, почему научная революция 17-ого века произошла в Западной Европе.

С моей стороны могу предложить следующее. Я начну с исследовательской программы Ансельма Кентерберийского.

Бог рационален и он создал рациональный мир. Он также создал человека таким образом, что человек в состоянии понять созданный рациональный мир (мир без всякого сомнения познаваем).

Соотвественно надо взять Библию, и поскольку она не может содержать ложных сведений, задача просто состоит в том, чтобы рационально понять ее.

Maarten Hoenen в этом отношении проводит сравнение с изучением математики, когда для проверки изучающий математику получает приводимые в учебнике ответы. Если ответ не сошелся, то вот, где-то была допущена ошибка, знак перепутан или что-то еще пошло наперекос.

В данной позиции важна рациональность мира и его познаваемость. Следует отметить, что данная позиция была в основе христианства практически с самого начала. Ансельм Кентерберийский просто применил данную позицию на практике в своих трудах, где он рационально обосновал догматы христианства.

Далее например в работах Альберта Великого и Томаса Аквината изучение мира переместилось с чтения Библии на изучение Природы. Мир рационален и его изучение только помогает лучше понять создателя мира.

Именно данная позиция четко просматривается у всех участников научной революции 17-ого века: давайте изучать мир, чтобы понять план Творца. Исторические работы позволяют это отчетливо увидеть.

Здесь было бы интересно сравнить данную точку зрения с таковой в православной церкви. Вполне возможно, что в православной церкви была совсем другая точка зрения, на то, как следует познавать мир.

Если говорить про Галилея, то он похоже хотел достичь роли Томаса Аквината. Обратите внимание, что он действовал в рамках католической церкви и никак не против нее. Однако он чуть не подрасчитал свои силы и его противники в конечном итоге взяли вверх в интригах при папском дворе. John L. Heilbron в конце своей книге Galileo обсуждает даже возможность канонизации Галилея, по его словам шансы такого события достаточно велики.

Обратите внимание, что Галилей начал свою научную работу со статьи про изучение ада

Two Lectures to the Florentine Academy On the Shape, Location and Size of Dante’s Inferno by Galileo Galilei, 1588 (доступно в Интернете)

и как сейчас говорят научные мужи, именно данную работу можно считать началом математической физики.

______________________

Во-первых, научный рационализм — это определенная философская позиция.

Во-вторых, как я уже сказал, похоже что во времена Рассела исторические исследования о Галилее и Ньютоне были на достаточно низком уровне. Чтобы в этом убедиться надо просто посмотреть на современные работы, см. например книги, которые я упомянул.

Новое, что принесли Галилей и Ньютон в программу Томаса Аквината — это что Бог был математиком и он создал мир по законам математики. При этом, по глубокому убеждения и Галилея, и Ньютона бог создал человека таким образом, что человек может понять математические законы, по которым бог создал мир. Также следует отметить, что оба, Галилей и Ньютон, были убеждены, что бог выбрал именно их, чтобы оповестить других менее удачливых граждан, о математических законах, управляющим миром.

Разница между Галилей и Ньютоном пожалуй была следующая. Галилей похоже считал, что после создания мира, мир далее просто следовал заданным математичесим законам. Ньютон же считал, что бог периодически вмешивался в свое создание, например чтобы обеспечить стабильность Солнечной системы.

______________________

Вы забыли, что римский папа Урбан покровительствовал Галилею и лично обсуждал с ним план книги «Диалог». Проблема заключалось в том, что папа хотел, чтобы в книге была заключение о том, что математические уравнения не могут быть использованы для решения вопроса о строении мира. Галилей обещал сделать это, однако в своей книге Галилей изложил данную фразу голосом Симпличио. Такой оборот римскому папе не понравился и похоже, что он обиделся.

Теперь представтье себе что во времена Иосифа Виссарионовича кто-нибудь в разговоре с вождем делает обещание и публично его не выполняет. Как вы считаете, чтобы произошло потом? Это еще раз к вопросу о том, в какой эпохе нравы были мягче.

В целом, если вы хотите узнать про реальные исторические события, так надо читать историков. Среди них можно без всякого сомнения найти разные итерпретации, однако есть такое понятие как исторические факты. На них надо в конечном итоге ориентироваться.

Про Галилея вы найдете много у Фейерабенда, это его любимый case study из истории науки, которые очень хорошо подтверждает, что реальная наука работает методом Anything goes.

______________________

Я настаиваю только на том, что при рассмотрении исторических событий мы должны опираться на исторические факты. В противном случае мы скатываемся в иделогию.

В отношении логики полезно рассмотреть дискуссию о боге между Лейбницом и Ньютоном (Галилей похоже был ближе к Лейбницу). Сейчас только что закончил слушать The Clockwork Universe: Isaac Newton, the Royal Society, and the Birth of the Modern World by Edward Dolnick. Книга заканчивается рассматривается рассмотрением данного вопроса. К слову сказать, прекрасная книга. Вот например я нашел на скору руку в Интернете высказывание Лейбница (поиск Ньютон и Лейбниц о боге, http://beeaif.com/filosofiya-leibnitsa.html)

«Господин Ньютон и его сторонники придерживаются также весьма забавной точки зрения на творение Бога. По их мнению, Бог вынужден от времени до времени ремонтировать свои часы, иначе они перестанут действовать. У него не хватило предусмотрительности, чтобы сообщить им вечное движение. Эта божественная машина столь несовершенна, по их представлению, что он вынужден их по временам чистить необычным образом и даже чинить свою продукцию, как часовщик, который считается тем более плохим мастером, чем чаще должен ее доделывать и подправлять. На мой взгляд, — писал Лейбниц, — одна и та же мощь и сила сохраняется в ней всегда, переходя лишь из одной материи в другую согласно законам природы и великолепному, установленному в ней порядку. И я полагаю, что когда Бог совершает чудеса, то он делает это не для удовлетворения потребностей природы, а ради милости. Рассуждать иначе, значило бы придерживаться довольно низкого мнения о мудрости и могуществе Бога».

Самое интересное, что Лейбниц не сомневался в существовании бога, просто Ньютона и Лейбница привлекали разные качества творца. Ньютону хотелось бы, чтобы у бога была свобода воли, Лейбниц же подчеркивал мудрость и рациональность бога. Их дискуссия по своему современна. Например было бы интересно узнать, что говорит ваша логика по поводу следующего вопроса. Есть ли свобода воли у человека, или человек это машина полностью подчиняющаяся законам природы? Ваша космология, которую вы предлагаете, остается мне по-прежнему непонятна.

По поводу логики. Galen Strawson, который относит себя к материалистам в своей книге Selves: An Essay in Revisionary Metaphysics в конце книги рассматривает вопрос сколько же объектов находится во вселенной. Его заключение

p. 422 “Should we retain the notion of an object in fundamental metaphysics? There can, I think, be no reasonable objection to it in the case in which we hold with Spinoza and others that there is only one object – the universe, spacetime, deus sive natura.”

p. 423. “The assumption that the term ‘object’ has plural application may be more trouble than it’s worth in fundamental metaphysics, given some of the traditional associations of the term ‘object’ (and ‘substance’) and the bent of present-day physics.”

Похоже, что вывод Парменида слабо оспорить даже современной философии. Maarten Hoenen в этом случае ехидно замечает, что если во вселенной есть только один объект, то какая разница как мы будем его называть.

______________________

Видите, перед тем как рассматривать, что могло бы быть, вначале надо узнать, что и как было. В противном случае разницы между миром фантазий и исторических фактов не будет с самого начала. В этом отношении мне интресена ваша фраза «Так что на примере Ньютона и Лейбница, но, думаю, не Галилея,». Какие исторические факты позволяют вам утверждать, что Галилей не верил в Бога? Или даже что Галилей верил в Бога меньше, чем Ньютон и Лейбниц? Меня интересуют сейчас только исторические факты.

______________________

Во-первых, не видно исторических фактов, которые показывают, что с логикой у Галилея было получше, чем у Ньютона или у Лейбница. Например, как я уже писал, Галилей отрицал эллиптические орбиты планет. Также в своем споре с иезуитами он доказывал, что кометы — это только атмосферные явления. Иезуиты так и не смогли переубедить Галилея в обратном, что кометы — это космические тела. Также в Диалоге вы можете обратить внимание на так называемый extrusion argument, когда Галилей доказывал, что тело не улетит с вращающейся Земли. Так вот, аргумент Галилей неправилен, поскольку он содержит логическую ошибку.

Во-вторых, логические парадоксы вы найдете везде. Вы например говорите, что для вас понятно как примирить сознание и материю, однако лично мне осталось непонятно, с помощью какого волшебного фокуса вы достигаете такой результат. Также вы говорите, что вы нашли решение о том, как примирить неумолимые законы природы и свободу воли. Мне ваша логика в этом отношении также пока недоступна. Поэтому можно сказать, что вы видите парадоксы у других и не замечаете их у себя. Это понятная чисто человеческая черта, однако вряд ли можно считать данное обстоятельство хорошим аргументом.


Comments are closed.