Декарт и схоласты

Рене Декарт известен как один из основателей философии нового времени, которая пришла на смену схоластике. Тем не менее, эпохи не меняются по мановению волшебной палочки и персоны переходного периода также не однозначны. Например, Кейнс после изучения алхимических рукописей Ньютона, охарактеризовал Ньютона как последнего из магов. Интересно отметить, что известный физик Стивен Вайнберг в своей статье «Революция, которой не было» соглашается с такой характеристикой Ньютона.

Ниже я приведу сходство и различия между Декартом и схоластами. Особое внимание я уделю геометрии, поскольку она играла в философии Декарта исключительную роль.

Традиция

Философия Декарта основана на понятии совершенного Бога. Без существования такого Бога вся философия Декарта рассыпается как карточный домик.

Доказательство существование Бога у Декарта похоже на онтологическое доказательство Ансельма. Разница заключается в том, что Декарт делает упор на совершенство Бога.

Декарт опирается на традицию, связанную со всемогуществом Бога. Бог мог бы создать любой мир, но при этом Бог не может нарушить принцип непротиворечивости. В том, что не может нарушить даже всемогущий Бог уже не может быть никакого сомнения (см. также на эту тему Доказательство Оккама, что универсалии не существуют).

Использование скецтицизма Декартом связано с традицией скептицизма в схоластике. «Сомневаюсь, следовательно, существую» идет еще от Августина.

Разрыв с традицией

Основаная претензия Декарта с схоластике — это существование разных школ (например реализм против номинализма) и бесконечных дискуссий: диспут был неотъемлимой частью жизни схоластов. Интересно отметить, что у схоластов дискуссии проводились только в рамках одной школы. Они разумно считали, что если люди приняли разные исходные постулаты, то спорить им уже не о чем. Тем не менее противоречия оставались даже в рамках одной школы, например на тему о всемогуществе Бога и свободы воли человека.

Декарт считал, что он сможет устранить все противоречия и найти такие доказательства, когда две протиположные точки зрения просто не будут возможны. Интересно сравнить намерения Декарта с программой Августина, который в четвертом веке заявлял о следующем преимуществе христианства: вместо многих враждующих между собой философских школ христианство создаст одну правильную философию.

Декарт работал вне академического мира и в своих произведениях использал французский язык вместо латыни. Он считал, что таким образом философские истины будут доступны простым гражданам. Единый латинский мир распадается на национальные сообщества. Следует отметить, что использование обычного языка далеко не гарантирует понятность философских работ для носителей языка, например вряд ли можно понять Критику чистого разума Канта без специальной подготовки.

Геометрия как основа мироздания

Важнейшим атрибутом внешнего мира по Декарту является протяженность (res extensa) и таким образом геометрия выходит на первое место в рамках познания мира. Даже всемогущий Бог не мог бы изменить сумму углов в треугольнике — всем разумным людям должно быть понятно, что сумма должна равняться сто восьмидесяти градусам. Бог мог бы создать другой мир, но он был бы обязан использовать такие же законы геометрии. У Декарта Бог меняет профессию: из логика Бог становится геометром и математиком.

В схоластике, основанной на идеях Аристотеля, отношение к математике и геометрии было более прохладным. Математика и геометрия — это создание человеческого интеллекта, поэтому вряд ли следует ожидать, что их использование приведт к успеху при объяснении природы.

Следует отметить, что открытие неевклидовых геометрий в девятнадцатом веке было сильным потрясением для образованных людей того времени: как оказалось, Бог был вовсе не обязан использовать евклидову геометрия при создании мира. Какую же геометрию он использовал, осталось загадкой до сих пор. В настоящее время стало даже непонятно какую размерность имеет Вселенная: как говорят, три измерения нам только кажутся, на самом деле число измерений лежит где-то между 10 и 26.

См. также

Смерть Декарта

Descartes’s Philosophy: “Made in Bavaria”

Mathematics as Escape

God-the-mathematician and Great Chain of Being

Investigations into the Applicability of Geometry

Источники

Maarten Hoenen, Antike und mittelalterliche Philosophie, http://podcasts.uni-freiburg.de/philosophie-sprache-literatur/philosophie/antike-und-mittelalterliche-philosophie.-ws-12-13/52515530

Ronald H. Nash, History of Philosophy and Christian Thought, 17th Century Rationalism, https://itunes.apple.com/us/itunes-u/history-philosophy-christian/id403537295?mt=10

John Deely, Four Ages of Understanding: The First Postmodern Survey of Philosophy from Ancient Times to the Turn of the Twenty-First Century.

Stanford Encyclopedia of Philosophy, Medieval Skepticism, http://plato.stanford.edu/entries/skepticism-medieval/#Aug

«Beyond his discussions in the Contra Academicos, Augustine frequently tackles epistemological topics in other works. Most famously, Augustine makes proto-Cartesian moves frequently, arguing that the mere fact that he doubts and has various other mental happenings proves his own existence:

…who would doubt that he lives, remembers, understands, wills, thinks, knows, and judges? For even if he doubts, he lives; if he doubts, he remembers why he doubts; if he doubts, he understands that he doubts; if he doubts, he wishes to be certain; if he doubts, he thinks; if he doubts, he knows that he does not know; if he doubts, he judges that he ought not to consent rashly. Whoever then doubts about anything else ought never to doubt about all of these… (On the Trinity 10.10.14)»

Добавления

06.04.15 Взаимодействие души и тела у Декарта

http://ru-philosophy.livejournal.com/1601584.html?thread=43725104#t43725104

Stanford Encyclopedia of Philosophy по этому поводу

«As Princess Elisabeth, among others, asked: if mind is unextended and matter is extended, how do they interact? This problem vexed not only Descartes, who admitted to Elisabeth that he didn’t have a good answer (3:694), but it also vexed Descartes’ followers and other metaphysicians. It seems that, somehow, states of the mind and the body must be brought into relation, because when we decide to pick up a pencil our arm actually moves, and when light hits our eyes we experience the visible world. But how do mind and body interact? Some of Descartes’ followers adopted an occasionalist position, according to which God mediates the causal relations between mind and body; mind does not affect body, and body does not affect mind, but God gives the mind appropriate sensations at the right moment, and he makes the body move by putting it into the correct brain states at a moment that corresponds to the volition to pick up the pencil.»


Comments are closed.