Фома Аквинский о процессе познания объекта

Схема процесса познания объекта в рамках модели формального тождества Фомы Аквинского (часть I книги Доминика Перлера Теории интенциональности в Средние века). Интересно сравнить ход размышлений Фомы с современным обсуждением вечного вопроса «мозг в мире или мир в мозге».

Главный тезис:

‘В разных работах Фома подходит к проблеме интенциональности с разных точек зрения, но везде … он отстаивает один главный тезис, леймотив его теории интенциональности: в познании человек способен вступать в отношение к чему-либо лишь тогда, когда его интеллект уподобляется объекту, который ему нужно познать и знание о котором он стремится обрести. «Любое познание осуществляется через уподобление познающего познанному», — гласит программное утверждение Фомы. … Поэтому он вслед за Аристотелем считает, что «умопостигаемое в акте есть интеллект в акте», или «ментально познаваемое в акте есть интеллект в акте». Этот тезис можно назвать тезисом о тождестве: когнтитивное отношение достигается лишь тогда, когда актуально действующий интеллект отождествляется с актуально познаваемым объектом.’

Когнитивный критерий

Познание является односторонним актом, поэтому требуется сформулировать отличие между познающим и познаваемым. Доминик Перлер формулирует критерий Фомы в три этапа. Следует отметить, что Фома остается в рамках аристотелевской метафизической программы.

‘1) Некоторое сущее х когнитивно, если оно способно обладать формой сущего y.’

Человек может понять, что такое роза (принимать в себя форму розы). Роза не может понять, что такое человек.

Тем не менее, критерий пока остается слишком широким. Рассмотрим пример возгорания дома от соседнего дома. В этом процессе дом принимает форму жара соседнего дома, но, естественно, такую передачу форму нельзя назвать когнитивным процессом.

‘2) Некоторое сущее х когнитивно только тогда, когда оно способно принимать и удерживать в себе без материи, в интенциональном бытии, форму некоторого сущего y.’

Следует отметить, что Фома считает, что животные в некотором минимальном смысле способны к познанию объектов.

Однако, критерий по-прежнему остается слишком широким, поскольку Фома признает способность принимать и удерживать в себе форму без материи за светом и водой. Это необходимо для передачи информации от объекта к человеку через среду. Без этого познание будет невозможно. Естественно, что среда некогнитивна, она служит только для передачи формы.

‘3) Сущность х когнитивна только тогда, (i) когда она в состоянии принимать в себя форму некоторой сущности без материи, в интенциональном бытии, и удерживать ее в себе и (ii) когда она обладает естественной способностью к пониманию этой формы.’

Акт чувствования и представления

Чувственное восприятие представляет собой первый и необходимый этап в познании объекта. Только после принятия форм объекта на этом уровне будет возможно их принятие на уровне интеллекта.

Фома выделяет внешние и внутренние чувства. Форма объекта из среды попадает вначале во внешние чувства: зрение, слух, вкус, обоняние и осязание. В книге подробно разбирается возможность ментального существования формы объекта в материальных органах чувств (органы чувств передают информацию внутренним чувствам).

Внутренние чувства (связаны с материальным мозгом):

‘1) общее чувство, где сводятся воедино отдельно принимаемые формы;
2) воображение, где на основе чувственных форм возникают и сохраняются так называемые фантазмы;
3) когитативная способность, которая схватывает так называемые интенции, возникающие на основе чувственных форм;
4) память, где сохраняются эти интенции.’

‘Работу четырех внутренних чувств лучше всего пояснить примером. Допустим, я стою перед розой, вижу ее, касаюсь, вдыхая ее аромат. При этом каждое из чувств — зрение, осязание и обоняние — принимает в себя одну из чувственных форм. Эти три формы изначально разрознены и лишь в общем чувстве они связываются друг с другом и сводятся в единый объект. Это связывание позволяет воображению образовать фантазму розы. Фантазма представляет розу именно так, как я ее воспринял: с определенным цветом, определенной структурой поверхности, определенным ароматом. Благодаря особой когитативной способности я могу отсюда заключить, что передо мной находится именно эта роза. А благодаря способности памяти я могу сделать вывод, что и вчера передо мной была именно эта роза.’

Фантазмы соотносятся исключительно с единичными предметами. На уровне фантазмов не существует общих понятий. У животных есть только фантазмы (когитативная способность отсуствует) и инстинкт.

‘Когда, например, овца видит волка и тут же обращается в бегство, она поступает так не потому, что выстраивает силлогизм: «Все волки опасны; это животное — волк; следовательно, это животное опасно». Овца неспособна составить даже высказываение: «Это животное — волк», ибо не вырабатывает общих понятий, которые сказывались бы об индивидуальном. Она обладает лишь фантазмой индивидуального волка и благодаря присутствию этой фантазмы инстинктивно пускается в бегство.’

Интеллектуальный акт: теория species

Люди в отличие от животных способны схватывать сущность вещи. Для этого задействован интеллект, ‘способный абстрагировать от фантазм когнитивную сущность — так называемую умопостигаемую species (species intelligibilis) — и благодаря этому схватывать суть вещей.’

‘Интеллект может осуществлять три вида актов: 1) схватывать сущность вещи, 2) образовывать суждения о сущности вещи, 3) связывать отдельные суждения в аргументативную цепь.’

‘Тезис, согласно которому вдобавок к образованию фантазмы требуется абстрагирование species, стоит у Фомы не только в центре теории познания, и в центре теории интенциональности. Этот главный тезис гласит: только при абстрагировании species возможно интеллектуальная направленность на вещь; и только при этом условии она может быть чем-то большим, чем направленность на ту или иную единичную вещь, а именно направленностью на универсальную сущность.’

Прямой реализм или репрезентативизм?

При рассмотрении процесса познания объекта, рассмотренного выше, можно сравнить его с теорией виртаульного мира. Ведь вроде бы интеллект в теории Фомы Аквинского схватывает объект не непосредственно, а через фантазму и species. На эту тему существуют разные точки зрения. Доминик Перлер приводит аргументацию в пользу модифицированного прямого реализма:

‘В процесс познания первично схватывается внешний предмет с помощью внутренней когнитивной существенности. Когнитивные существенности схватываются только вторичным образом, в акте рефлексии.’

Информация

Доминик Перлер, Теории интенциональности в Средние века, 2016, перевод Г. В. Вдовиной (книга изначально вышла в 2002 году).

К теме: Схоласты об отделах мозга

Обсуждение

https://evgeniirudnyi.livejournal.com/175955.html

https://www.facebook.com/evgenii.rudnyi/posts/1192179810916436


Comments are closed.