Рене Декарт: 2 + 2 = 4 или всемогущество Бога?

Мог ли всемогущий Бог сделать утверждение 2 + 2 = 4 ложным? Ответ Декарта на этот вопрос был положительным. Декарт считал, что если бы Бог захотел, то он мог бы сделать утверждение 2 + 2 = 5 истинным, а 2 + 2 = 4 ложным. Философы и теологи продолжают спорить о том, была ли у Декарта цельная концепция на этот счет, и если да, то в чем она заключалась. Обсуждение идей Декарта идет в рамках универсального, ограниченного и контролируемого поссибилизма. Я не буду вдаваться в подробности, а просто приведу цитаты Декарта.

Ответ на Шестые возражения, 1642 (раздел 8, т. 2, стр. 319 — 320)

‘Вдумываясь в бесконечность Бога, мы уясняем себе, что нет вообще ничего, что бы от него не зависело,— не только ничего сущего, но и никакого порядка, закона или основания истины и добра: ведь в противном случае, как мы отметили выше, он не был бы полностью безразличен к творению того, что он сотворил.

Нет нужды и в том, чтобы доискиваться, каким образом Бог был бы в состоянии сделать от века так, чтобы дважды четыре не равнялось восьми и т. д. Я считаю, что постичь это нам не дано. С другой стороны, я правильно полагаю, что ни одна из сущностей, к какому бы роду она ни принадлежала, не может не зависеть от Бога и он легко мог устроить все таким образом, что мы, люди, не способны постичь возможность иного положения вещей, чем то, которое есть. Было бы противно разуму, поскольку мы не постигаем этой возможности и не замечаем, что должны ее постигать, если бы мы сомневались в тех вещах, кои мы правильно понимаем. Поэтому не следует считать, будто вечные истины зависят от нашего интеллекта или от других сущих вещей: они зависят от одного лишь Бога, который в качестве верховного законодателя установил их от века.’

Письмо М. Мерсенну, 27 мая 1630 г. (?) (т. 1, с. 590)

‘Вы спрашиваете у меня, каков род причины, согласно которой Бог установил вечные истины. Я отвечаю, что он установил их согласно тому же роду причины, в соответствии с которым он создал все вещи в качестве действующей и тотальной причины. Ведь достоверно известно, что он является творцом сущности творений в той же мере, как их существования; сущность же эта — не что иное, как именно те вечные истины, кои я вовсе не считаю проистекающими от Бога наподобие эманации солнечных лучей; но я знаю, что Бог — творец всех вещей, истины же эти — некие вещи, а следовательно, он их творец. Я говорю, что я это знаю, но не утверждаю, что воспринимаю это либо постигаю; ведь можно знать, что Бог бесконечен и всемогущ, хотя наша душа, будучи конечной, не может этого ни воспринять, ни постичь — точно так же, как мы можем прикасаться рукой к горе, на не можем ее объять наподобие дерева или любой другой вещи, размеры коей не превышают длины наших рук: ведь постичь — значит объять мыслью; а чтобы знать какую-то вещь, достаточно к ней прикоснуться мыслью. Вы спрашиваете также, что заставило Бога создать эти истины; я же отвечаю, что он был в такой же степени волен сделать неистинным положение, гласящее, что все линии, проведенные из центра круга к окружности, между собой равны, как и вообще не создавать мир. И достоверно, что истины эти не более необходимо сопряжены с сущностью Бога, чем прочие сотворенные вещи.’

Ответ на Шестые возражения, 1642 (раздел 6, т. 2, с. 317)

‘К примеру, Бог не потому предпочел сотворить мир во времени, а не от века, что усмотрел в этом большее благо, и пожелал, чтобы три угла треугольника были равны двум прямым, не потому, что понял невозможность иного решения, и т. д., но, наоборот, именно потому, что он пожелал создать мир во времени, это оказалось лучшим, чем если бы он его создал от века, и, поскольку он пожелал, чтобы три угла треугольника с необходимостью были равны двум прямым, это стало истинным в силу его решения и иным быть не может; то же относится и ко всему остальному.’

Письмо отцу Мелану (Mesland), 2 мая 1644 года (т. 2. с. 499 — 500)

‘Что касается трудности постижения, каким образом Бог обладал свободой и безразличием сделать так, чтобы равенство трех углов треугольника двум прямым углам не было истинным, или же, наоборот, чтобы противоречивые вещи не могли совмещаться, то она легко снимается, если учесть, что могущество Бога не имеет границ, а также если принять во внимание, что ум наш конечен и природа его создана такой, что он способен воспринимать как возможные вещи, кои Бог пожелал сделать поистине возможными, но природа эта не такова, чтобы ум мог также воспринимать как возможные вещи, кои. Бог мог сделать возможными, но пожелал сделать немыслимыми. … Более того, то, что Бог пожелал сделать некоторые истины необходимыми, еще не значит, будто он с необходимостью их пожелал: ведь это совсем разные
вещи — желать необходимости каких-то вещей и желать их с необходимостью, или быть вынужденным их желать.’

Информация

Harfoush, C.J., 2006. Descartes and the creation of the eternal truths (Doctoral dissertation, Texas A&M University).

https://oaktrust.library.tamu.edu/handle/1969.1/4423

Cunning, David, Descartes’ Modal Metaphysics, The Stanford Encyclopedia of Philosophy (Spring 2018 Edition)

https://plato.stanford.edu/entries/descartes-modal/

Цитаты приведены из книги:

Декарт Р. Сочинения в двух томах. Москва: Издательство «Мысль», Том 1, 1989. Том 2, 1994.

К теме:

Дэвид Дойч: Доказательство — дело только физики

Происхождение математики путем естественного отбора

Обсуждение

https://evgeniirudnyi.livejournal.com/184729.html


Comments are closed.