Чарльз Сандерс Пирс, или Оса в бутылке

В книге Виталия Владимировича Кирющенко представлена биография известного американского философа, логика и математика Чарльза Сандерса Пирса. Книга оставляет несколько депрессивное впечатление, поскольку академическая карьера Пирса не сложилась, Пирс ушел из Береговой геодезической службы и остался без постоянного заработка. В последние годы жизни он жил на деньги фонда его почитателей, который организовал американский психолог и философ Уильям Джеймс. Названия двух последних глав книги хорошо отражают ситуацию последних лет жизни: Безвременье и «Я — офицер, ожидающий приказа, который никогда не поступит».

Тем не менее, с точки зрения исторической перспективы можно сказать, что Пирс победил. Его имя осталось в истории, а имена большинства тех, кто в свое время не брал его на академическую работу упоминаются в настоящее время в большей части в связи с именем Пирса. Правда, ради справедливости следует отметить вздорный характер Пирса. Также необходимо отметить, что гений Пирса был признан уже при его жизни, но это не помогло Пирсу достичь стабильного финансового положения. Гений — это прекрасно, но пусть он растет на чужой грядке.

Метафора «Оса в бутылке» взята из цитаты Пирса:

‘…всем, что я есть, я обязан двум вещам: во-первых, упорству, каковое сродни тому, что движет осой, залетевшей в бутылку, и, во-вторых, тому счастливому обстоятельству, что я рано натолкнулся на метод мышления, которому мог бы найти применение всякий разумный человек, и до полного исчерпания возможностей которого я настолько далек даже теперь, что оставляю его там же, где нашел – великое вместилище, из которого новые идеи могли бы извлекаться в течение бесчисленных поколений.’

Кирющенко таким образом характеризует цель книги:

‘скорее, она [главная цель книги] представляет собой попытку ответить на лично волнующие автора отдельные вопросы о том, как поражающее воображение упорство, подобное тому, что движет осой, залетевшей в бутылку, может соседствовать в человеке с непониманием самых простых вещей; как гений, взаимодействуя со средой, воспринимает себя и других в зеркале собственной гениальности; существует ли – и если да, то как определяется – интеллектуальная наследственность, независимая в своих проявлениях от накопленного предыдущими поколениями социального капитала; наконец, можно ли, как это делает Пирс, говорить о теории, знание условий и общих контуров которой должно дать какое-то объяснение всему перечисленному.’

Книга хорошо написана. Она дает хорошее представление не только о Пирсе, но и об интеллекуальной истории Америки второй половины девятнадцатого века. В книге есть немало штрихов, которые неплохо характеризуют интеллектуальную атмосферу тех лет. Приведу только один любопытный фрагмент про посещение Гербертом Спенсером США (идеи Спенсера были достаточно популярны в США):

‘В 1882-м (год смерти Дарвина), находясь в Англии и узнав о готовящемся визите Спенсера в США, Карнеги [сталелитейный король] отложил все дела и поспешил купить билет на тот же пароход, на котором должен был отплыть Спенсер. В результате произошедшей во время плавания встречи Карнеги удалось уговорить Спенсера посетить Питтсбург и принадлежащий ему там сталелитейный завод, которой он отрекомендовал философу как последнее слово в промышленной и — шире — социальной эволюции. Спенсер, человек со слабыми нервами, имевший привычку затыкать уши ватой, чтобы сосредоточиться, пришел в ужас от загрязнений и шума прокатных станов и при отъезде выразился в том смысле, что полгода жизни в этом городе — вполне достаточная причина для самоубийства.’

В книге также хороша видна отличительная черта образованных людей: делать друг другу жизнь невыносимой (как было, так и осталось). Правда, необходимо сказать, что именно это обстоятельство придает жизни особенный интерес.

Я не буду рассказывать про самого Пирса, поскольку лучше всего прочитать книгу. Отмечу только детективную историю, связанную со второй женой Пирса (Джульетта Аннета Фруасси). Как пишут, отказ работы в университете Джона Хопкинса в Балтиморе был связан в том числе с тем, что стало известно о связях Пирса с Джульеттой до брака (и даже до развода с первой женой). Так вот, биография Джульетты до встречи с Пирсом остается полной загадкой. Имя записанное в брачном сертификате вымышленное и исследователи спорят как о возрасте Джульетты, так и о ее происхождении. Возможно, что во время встречи Джульетты с Пирсом она была существенно моложе, чем было заявлено в брачном сертификате, возможно, что у нее российские корни, возможно, что у нее цыганские корни, возможно, что она была связана со двором Франца-Иосифа, всех возможностей не перечесть.

В заключение отмечу еще раз, что книга написана прекрасно.

Информация

Виталий Кирющенко. Чарльз Сандерс Пирс, или Оса в бутылке. Введение в интеллектуальную историю Америки, М.: Территория Будущего, 2008.

Описание русскоязычных работ о Пирсе:

С. Ю. Нечаев, Чарльз Пирс и пирсоведение в России. Опыт библиографии, Вестник Ленинградского государственного университета, 2016, N 1, cc. 25-36.

Обсуждение

https://evgeniirudnyi.livejournal.com/186361.html

28.06.2018 Знание — это страсть

Из книги Кирющенко (с. 223 — 224):

‘Специалисты никогда не доводят дело до конца. Не только сегодня; они вообще не в силах представить себе завершение своей деятельности. Не в силах, может быть, даже желать его. Можно ли, например, представить себе, что у человека останется еще душа, когда он научится полностью понимать ее биологически и психологически и с ней обращаться? Тем не менее мы стремимся к этому состоянию! Вот в чем вся штука. Знание – это поведение, это страсть. Поведение по сути непозволительное; ведь так же, как алкоголизм, как сексуальная мания и садизм, неодолимая тяга к знанию создает неуравновешенный характер. Совершенно неверно, что исследователь гонится за истиной — это она гонится за ним. Он ее претерпевает. Истинное истинно, а факт реален, и до исследователя им нет никакого дела; он одержим лишь страстью к ним, алкоголизмом в отношении фактов, накладывающим печать на его характер, и ему наплевать, получится ли из его определений нечто цельное, человечное, совершенное и вообще что‑либо. Это противоречивое, страдающее и притом невероятно активное существо …’

Роберт Музиль, Человек без свойств, в 2-х томах. М. 1984.

Не следует воспринимать эту цитату как описание Пирса.

https://evgeniirudnyi.livejournal.com/185711.html


Опубликовано

в

,

от