Эрвин Шрёдингер о восприятиях и внешнем мире

Ниже я выпишу цитаты из книги Эрвина Шрёдингера Разум и Материя по поводу восприятий и внешнего мира. Они хорошо показывают, как глубоко в нас сидит концепция виртуального мира, сложившаяся в ходе научной революции семнадцатого века. Шрёдингер видит стоящие проблемы и по-своему ищет их решения. Я не мог для себя сформулировать, какое решение предлагает Шрёдингер, поэтому ничего не будут приводить в этом отношении.

‘Мир являет собой совокупность наших ощущений, восприятий, воспоминаний. Существование мира удобно считать объективно независимым. Но само его существование определенно не делает мир очевидным. Мир становится очевидным благодаря весьма специфическим действиям, происходящим в весьма специфических местах этого самого мира, а именно, определенным событиям, происходящим в мозге.’

Эта цитата, с которой Шрёдингер начинает книгу, показывает логику теории виртуального мира. Мир дается нам в восприятиях и ощущениях, которые связаны с процессами в голове.

Предположение о происхождении сознания путем эволюции приводит Шрёдингера к следующему вопросу:

‘Готовы ли мы поверить, что этот особенный поворот в развитии высших животных, поворот, который, в конце концов, мог и не произойти, был необходимым условием того, что мир осветился светом сознания? Не случись этого, остался бы мир спектаклем перед пустым залом, не существующим ни для кого, и, таким образом, вполне корректно говоря, несуществующим? Мне это представляется несостоятельностью картины мира.’

Другими словами: существовал бы внешний мир без существования виртуального мира?

Шрёдингер вводит принцип объективации:

‘Под этим я понимаю то, что часто называют «гипотезой реального мира», который нас окружает. Я утверждаю, что это равносильно определенному упрощению, которое мы приняли с целью решения бесконечно сложной задачи природы. Не обладая о ней знаниями и не имея строгой систематизации предмета, мы исключаем Субъект Познания из области природы, которую стремимся понять. Мы собственной персоной отступаем на шаг назад, входя в роль внешнего наблюдателя, не являющегося частью мира, который благодаря этой самой процедуре становится объективным миром.’

Грубо говоря, в научную картину мира изначально заложен дуализм Декарта, поскольку субъект исключен из физического мира. Кстати, это утверждение хорошо описывает представления научных революционеров семнадцатого века.

Первое следствие:

‘Во-первых, мое собственное тело (с которым так непосредственно и тесно связана моя ментальная деятельность) является частью объекта (реального окружающего миpa), который я конструирую из своих ощущений, восприятий и воспоминаний. Во-вторых, тела других людей образуют часть этого объективного мира.’

Таким образом субъект изначально отделен от своего собственного физического тела и от других людей границей между виртуальным и реальным (объективным) миром.

Второе следствие связано с тем, что попытка вернуть «Я» в физический мир заканчивается катастрофой:

‘Я, так сказать, помещаю свое собственное ощущающее «я» (которое построило этот мир в виде ментального продукта) обратно в него — со всем адом катастрофических логических последствий …’

Проблемы, которые на этом пути возникают:

‘Первая из антиномий — это изумление, возникающее, когда выясняется, что наша картина мира «лишена цвета, холодна и нема». Цвет и звук, тепло и холод являются нашими непосредственными ощущениями; неудивительно, что их не хватает в модели мира, из которого удалена наша собственная ментальная персона.’

Шрёдингер, похоже, забыл про то, что в ходе научной революции произошло сознательное разделение качеств на первичные и вторичные. Искать вторичные качества во внешнем мире невозможно, поскольку их ислючили оттуда с самого начала.

‘Вторая антиномия — это наши бесплодные поиски места, где разум действует на материю или наоборот … Материальный мир построен исключительно ценой изъятия из него себя, то есть разума, удаления его; разум не является его частью; поэтому очевидно, что он не может ни действовать на какой-либо из его элементов, ни подвергаться действию со стороны последнего.’

Следующая цитата показывает, что  пародоксальная ситуация связана с изолированностью «Я» в своем виртуальном мире и с невозможностью включения «Я» во внешний мир.

‘В то время как материал, из которого построена наша картина мира, доставляется исключительно из органов чувств как органов разума, так что картина мира каждого конкретного человека является и всегда остается построением его разума, причем доказать другое ее существование невозможно, сам сознательный разум остается в этой конструкции чужаком, у него нет в ней жизненного пространства, его невозможно засечь в какой-либо точке этого пространства.’

Цитата также показывает, что Шрёдингер не разделяет физикализм, поскольку Шрёдингер не сомневается в существовании разума.

‘Нам очень сложно критически оценивать тот факт, что локализация личности, сознательного разума, внутри тела символична, что это всего лишь практическая условность.’

‘Мой разум и мир состоят из одних и тех же элементов. Так же обстоит дело с разумом любого и его миром, несмотря на бесчисленное множество ≪перекрестных ссылок≫ между ними. Мир дается мне лишь единожды, а не один существующий и один воспринимаемый. Субъект и объект едины.’

Вопрос о существовании других виртуальных миров, неизбежно возникающий в теории виртуального мира:

‘Но при всем этом остается неприятное чувство, порождающее такие вопросы, как: действительно ли мой мир такой же, как и твой? Существует ли единственный реальный мир, отличный от картин, интроекцированных путем восприятия в каждого из нас? И если так, то похожи ли эти картины на реальный мир, или же последний, мир «в себе», сильно отличается от воспринимаемого нами?’

От наивного реализма к теории виртуального мира:

‘Ни один человек не сможет отличить мир его собственных восприятий от мира вещей, их вызывающих, поскольку вне зависимости от того, насколько глубоко его знание обо всем этом, все это происходит лишь один раз, не два. Дублирование является аллегорией, вызванной в основном коммуникацией с другими человеческими существами и даже с животными; это говорит о том, что их восприятия в той же самой ситуации очень похожи на его собственные за исключением незначительных отличий в точке зрения = в буквальном смысле «точке проекции». … Как принято считать, наши чувственные восприятия составляют наше единственное знание вещей.’

Информация

Эрвин Шредингер, Разум и материя, Перевод с английского
А. В. Монаков, Научно-издательский центр «Регулярная и хаотическая динамика», 2000.

Обсуждение

https://evgeniirudnyi.livejournal.com/200716.html


Comments are closed.