Жак Моно: Случай и необходимость

Жак Моно (1910–1976) — известный французский молекулярный биолог. В 1970 году вышла его книга ‘Случай и необходимость‘, которая отражает взгляды Моно на то, как устроен мир. В этом отношении начну с известной цитаты, которая неплохо выражает ход мысли Моно:

‘человек должен наконец очнуться от тысячелетних мечтаний и при этом осознать свое полное одиночество, свою фундаментальную изоляцию. Теперь он наконец должен понять, что он как цыган живет на границе чужого мира. Мира, который глух к его музыке, который равнодушен как к его надеждам, так и к его страданиям, к его преступлениям.’

Интересно отметить, что полное название книги выглядит таким образом: ‘Случай и необходимость: Очерк натурфилософии современной биологии‘. Таким образом Моно вроде бы признает, что он выходит за рамки науки. Однако из книги видно, что Моно считает, что предлагаемая натурфилософия является единственно правильной и что она непосредственно следует из того, что говорит наука. Таким образом, в конце концов разница с другими биологами на самом деле невелика.

Взгляды Моно достаточно близки к взглядам Дарвина. В основе биологической эволюции лежит случайная изменчивость и закономерный естественный отбор. Случай приводит к появлению нового, а затем естественный отбор отбирает хорошее и отбрасывает плохое. Отличие заключается в том, что Моно еще больше абсолютизирует случай. Дарвин в конечном итоге сходился к тому, что случай в эволюции связан с неизвестными причинами. Моно же отбрасывает причинность случая, например, на обложке книги написано: ‘Философия для вселенной без причинности‘.

Должен признаться, что понять однозначно, что же Моно понимает под случаем, мне не удалось. Видно, что он не связывает случай с теорией вероятности — случай в эволюции по Моно незакономерен:

‘Мы называем эти события [мутации] неожиданными: мы говорим, что это случайные явления. И поскольку они представляют собой единственно возможный источник изменений в генетическом тексте, который сам по себе является единственным хранилищем наследственных структур организма, то из этого с необходимостью следует, что только случай является источником всех инноваций, всего творения в биосфере. Чистая случайность, абсолютно свободная, но слепая, лежит в основе изумительной доктрины эволюции.’

Одна из аналогий в книге связана со случайным пересечением двух процессов: один человек идет по своим дела, другой ремонтирует крышу, у него случайно выпадает молоток, который разбивает голову другого человека вдребезги. Другая аналогия — случайность в квантовой механике.

Такое понимание случайности приводит Моно к выводу, что появление человека в частности и появление жизни в целом было результатом чистой случайности, а не результатом закономерного развития мира. Таким образом, человек для вселенной является случайностью и в этом смысле он никак не связан со вселенной. Первая приведенная цитата Моно выше говорит именно об этом. Такая точка зрения также приводит к разделению знания и этики:

‘В тот момент, когда объективность делается условием, без которого невозможно настоящее знание, устанавливается радикальное отличие между знанием и этикой, необходимое для поиска истины. Знание само по не включает в себя этические суждения (за исключением «эпистемологической ценности»), в то время как этика, по сути необъективная, навсегда исключена из сферы знаний.’

Книга начинается с неплохого обсуждения отличия естественного от искусственного. На этом пути возникает вопрос, являются ли биологические организмы естественными или искусственными. Моно вводит понятие ‘телеономия’, которое он связывает с наличием конечной причины, которая вроде бы необходима для объяснения живого. Далее говорится, что наличие конечной причины в объяснении противоречит основам современной науки и поэтому требуется объяснить телеономию в рамках механистической парадигмы.

Телеономия тракуется Моно крайне широко. Он включает сюди процессы свертывания белков в глобулы, процессы регуляции производства белков в клетке, эмбриогенез и последующее развитие организма, а также поведение биологических химических машин (‘Живое — это химические машины’).

При рассмотрении телеономии меня поразил уровень экстраполяции, используемой в книге. Более детальное рассмотрение в книге приводится только для процессов регуляции производства белков (тема, за которую Моно получил Нобелевскую премию) и процессов свертывания первичной структуры белков в трехмерные глобулы. Далее говорится, что объяснение телеономии в данных случаях не требует введения специальных внефизических сил. После этого делается заключение о том, что в будущем точно также можно будет объяснить все процессы в биологии, включая эмбриогенез и поведение организмов.

Противники Моно — это виталисты и анимисты. Особое внимание уделяется последним, к которым Моно причисляет марксистов и универсальных эволюционистов. Моно использует термин анимизм, поскольку в древние времена предполагалось, что человек является частью природы и поэтому между миром и природой существуют специальные отношения (договор). Моно считает, что взгляды диалектического материализма и глобального эволюционизма приводят к тому, что между человеком и вселенной по-прежнему остаются эти специальные отношения: случай — это закономерность, Вселенная была беременна жизнью и человеком.

Интересно отметить, что Моно уделяет большое внимание марксизму и диалектическому материализму. Могу только предположить, что это связано с тем, что коммунистическая партия была во Франции достаточно сильна, а Моно ее сильно недолюбливал. Тем не менее, Моно считает, что можно вполне создать работоспособный научный социализм в рамках принципа разделения знания и этики.

В заключение отмечу проблему в картине мира Моно, связанную с первой цитатой об отсутствии связи между человеком и миром, а также разделением науки и этики. Я бы сказал, что эта позиция идет от французских экзистенциалистов и что она вполне привлекательна. Тем не менее, по-моему она приводит к решительному разрыву между человеческим и физическим и тем самым противоречит редукционисткой картину мира Моно. Более того, из разрыва науки и этики следует, что науку невозможно использовать при решения общественных проблем, которые с необходимостью завязаны на этику. Таким образом получается, что возможности науки принципиально ограничены, что, насколько я понимаю, противоречит общей позиции Моно.

Информация

Jacques Monod, Chance and Necessity: Essay on the Natural Philosophy of Modern Biology, 1971 (на французском языке книга вышла в 1970 году).

См. также Дарвин играет в кости: Идея случая в мышлении Чарлза Дарвина

Обсуждение

https://evgeniirudnyi.livejournal.com/243141.html

https://www.facebook.com/evgenii.rudnyi/posts/2114684545332620


Comments are closed.