Истина с эволюционной перспективы

Концепция истины и естественный отбор связаны между собой противоричевыми отношениями. С одной стороны, натуралистам хочется объявить теорию естественного отбора истиной. С другой, концепция истины относится к человеческим качествам. Поэтому последовательные натуралисты предполагают, что эволюционная психология на основе естественного отбора должна объяснить происхождение концепции истины в ходе эволюции гоминини и высших приматов. Возникает вопрос, можно ли совместить одно с другим.

Среди натуралистов естественный отбор является общепринятым объяснением. Объяснение в рамках законов физики — мир переходит из предыдущего состояния в последующее по законами физики — натуралистам кажется слишком абстрактным. Им хочется понять эволюцию человека в рамках функции, приспособленности и адаптации. Появляется новая функция, она увеличивает приспособленность организма, соответственно, увеличивается размножаемость и выживаемость. Все наглядно и понятно и на этом пути не требуется тратить время на изучение математики и физики.

Тем не менее, попытки ввести концепцию истины эволюционным путем приводят к неприятным последствиям. Натуралистам нравится взгляд на науку, который включает в себя прогрессивное развитие и рост научного знания, конвергирующего к истине. Однако в современных селекционистских моделях биологической эволюции прогресс отвергается (эволюция не имеет цели) или же он вводится исключительно на локальном уровне. Более того, биологическая эволюция вместо конвергенции приводит к появлению разнообразия. Непосредственный перенос таких взглядов на науку неприятно напоминает происхождение термина постистина.

Другая проблема связана с пропастью между тем, что есть, и тем, что должно быть. Обычная эпистемология связана с нормативностью, с тем, каким образом следует строить утверждения, претендующие на истинность. Эволюционные рассмотрения с другой стороны дают исключительно текущее положение дел и они не позволяют сказать, что должно быть. Попытки перескочить от одного к другому путем привлечения размножаемости и выживаемости приводят к не очень хорошим последствиям:

‘И кто кого переживет
Тот и докажет, кто был прав, когда припрут!’

Неплохой разбор проблемы проведен в статье Карлоса Бланко Истина с эволюционной перспективы. Если естественного отбора достаточно для происхождения концепции истины, то в этом случае истина не обладает автономностью. Истина становиться полностью подчиненой адаптивности и функциональности и нет возможности ввести единую истину для всех. В свою очередь это делает теорию естественного отбора ненаучной теорией — круг замыкается.

Бланко предлагает следующий выход. Естественный отбор был необходим для формирования когнитивных способностей, но его было недостаточно для возникновения концепции истины. Бланко не вдается в детали происходившего, он специально отмечает, что рассуждения об этом возможны только на уровне голых спекуляций. Поэтому он ограничивается предложением решения в целом.

На этом пути Бланко предлагает рассматривать несводимые уровни организации (истина не сводится к биологии). Мир согласно Бланко сам по себе обладает логической познаваемой структурой. Таким образом, развитие центральной нервной системы в ходе эволюции в конце концов приводит к тому, что организм с подобающей нервной системой в состоянии различать истинные и ложные высказывания о мире и тем самым познавать мир.

Тилл фон Хайзелер в статье ‘Социальное происхождение концепции истины‘ решается таки предложить свое видение такого процесса. Должен признаться, что я не могу серьезно воспринимать такие душещипательные истории, поэтому я не буду даже пытаться пересказывать идеи фон Хайзелера. Скажу только, что его статья переполнена типичным жаргоном, связанным с естественным отбором: селективное давление, эволюционное преимущество, адаптация к социальным требованиям, выживаемость и размножаемость.

Фон Хайзелер пытается преодолеть разрыв между тем, что есть, и тем, что должно быть, путем привлечения социальности:

‘Идея о том, что форма истинности социально сконструирована и поэтому предполагает нормативное отношение (индивиды понимают, что некоторые соображения рассматриваются — авторитетными другими — как хорошие, другие как плохие) таким образом совместима с натурализмом.’

Я бы сказал, что натурализм такого рода вполне может привести к не тому обществу, к которому стремится фон Хайзелер. Более того, это служит прекрасным подтверждением опасений Бланко — если естественный отбор достаточен для происхождения концепции истины, то истиной становится то, что способствует выживаемости и размножаемости.

В заключение отмечу, что статья фон Хайзелера служит прекрасным примером социального конструктивизма. Группа людей решила порассуждать про происхождения языка путем естественного отбора и таким образом была создана специальная терминология, которая далее начинает жить своей собственной жизнью.

Информация

Bradie, Michael and William Harms, Evolutionary Epistemology, First published 2001; substantive revision 2020.

https://plato.stanford.edu/entries/epistemology-evolutionary/

Blanco, Carlos. Truth in an evolutionary perspective. Scientia et Fides 2, no. 1 (2014): 203-220.

von Heiseler, Till Nikolaus. The Social Origin of the Concept of Truth–How Statements Are Built on Disagreements. Frontiers in psychology 11 (2020): paper 733, 17 p.

См. также: Математика эволюции или эволюция математики?

Обсуждение

https://evgeniirudnyi.livejournal.com/251417.html

https://www.facebook.com/evgenii.rudnyi/posts/2224478654353208


Comments are closed.