Философия во плоти и мочеиспускание

Увидел книгу с интересным названием: ‘Философия во плоти: воплощенный разум и его вызов западной мысли‘. Авторы, Джордж Лакофф и Марк Джонсон, известны книгой ‘Метафоры, которыми мы живем‘, в которой вводятся в рассмотрение концептуальные метафоры. Это метафоры, которые настолько ужились в языке, что требуются специальные усилия для того, чтобы понять, что используемые выражения действительно являются метафорами.

Книга однако разочаровала. Ее суть сводится к тому, что успехи славной когнитивной науки вызывают необходимость пересмотра всей западной философской мысли. Одним из таких успехов объявляется понимание того, что помимо сознательных процессов есть бессознательные:

‘Сознательная мысль — это верхушка огромного айсберга. Когнитивисты руководствуются грубой оценкой, что бессознательные мысли составляют 95 процентов всего мышления; и эта оценка может быть сильно преуменьшена. Более того, 95 процентов под поверхностью осознанной осведомленности формируют и структурируют все сознательные мысли. Если бы когнитивное бессознательное не занималось этим формированием, не было бы сознательной мысли.’

При этом когнитивные процессы можно углядеть уже на уровне амебы:

‘Каждое живое существо классифицирует. Даже амеба классифицирует вещи, с которыми она сталкивается, на пищевые или непищевые, к чему она движется или от чего отдаляется.’

В книге правда не обсуждается каким образом когнитивная наука пришла к заключению о наличии у амебы способности к классификации. Также не обсуждается с какого уровня животного мира появляются сознательные процессы. Более того, как и следовало ожидать, вопрос о том, каким же образом сознательные мысли возникают из бессознательных процессов, остался открытым.

Другим успехом когнитивной науки считается теория виртуального мира (такое название не используется в книге в явном виде):

‘Что может быть проще или очевиднее, чем цвета? Небо голубое. Свежая трава зеленая. Кровь красная. Солнце и луна желтые. Мы воспринимаем цвета как присущие вещам. Синее — в небе, зеленое — в траве, красное — в крови, желтое — на солнце. Мы видим цвет, и все же это неправильно, такой же неправильно, как то, что мы видим, движущееся Солнце, поднимающееся над краем неподвижной Земли. Точно так же, как астрономия говорит нам, что Земля движется вокруг Солнца, а не Солнце вокруг неподвижной Земли, так и когнитивная наука говорит нам, что цвета не существуют во внешнем мире. В условиях окружающего мира наши тела и мозг эволюционировали таким образом, чтобы создавать цвета.’

В данном случае хорошо взять пример с мочеиспусканием, который я уже однажды рассматривал. По-моему, он прекрасно подходит к концепции воплощенного разума, предлагаемой в книге. Итак, из тела, в котором воплощен разум, течет струйка и падает на землю. Струйка при этом окрашена, то есть имеет вполне определенный цвет.

В книге роль возникновения цвета в том числе отводится сложным нейронным цепям, которые находятся в голове человека. Вопрос о том, каким же образом струйка, находящаяся вне человека, оказывается окрашенной нейронными цепями остается открытым. Можно, пожалуй, сказать так: разум воплощен во всем теле и поскольку пути воплощенного разума неисповедимы, то окрашенность начала струйки еще можно себе представить. Воплощенному разуму удается окрасить тело; начало струйки, можно сказать, еще принадлежит телу; таким образом вопрос решен.

Тем не менее, совершенно непонятно, каким образом воплощенному разуму удается окрасить всю струйку. Сказать, что струйка, падающая на землю, принадлежит телу уже вряд ли возможно. Каким способом  воплощенный разум окрашивает струйку и вещи вне тела? В книге ответа нет. Там говорится о концептуальных метафорах места, но в результате остается непонятно, что где находится.

Я не увидел интереса у когнитивной науки к мочеиспусканию. Поскольку есть немереное количество разделов философии (философия сознания, философия действия и т.д — в Википедии приведен список из 34 философий такого типа), я поискал философию мочеиспускания. Такой также не оказалось. Обидно, ведь сколько интересных философских вопросов можно рассмотреть на таком простом примере.

Все, что удалось найти — это рассмотрение мочеиспускания и семяизвержения в качестве примера диалектики С. Жижеком:

‘этот выбор включает точно такой же элементарный диалектический парадокс, как и парадокс из Феноменологии духа между двумя прочтениями «дух есть кость», который Гегель иллюстрирует фаллической метафорой (фаллос как орган осеменения или фаллос как орган мочеиспускания): точка зрения Гегеля не в том, что, в отличие от вульгарного эмпирического ума, который видит только мочеиспускание, правильная спекулятивная позиция должна выбрать осеменение. Парадокс в том, что непосредственный выбор осеменения — это безошибочный способ его потерять: невозможно напрямую выбрать «истинный смысл», т. е. нужно начать с «неправильного» выбора (мочеиспускания) — истинное спекулятивное значение возникает только при повторном прочтении, как последствие (или побочный продукт) первого, «неправильного», прочтения.’

По всей видимости Жижек имеет в виду следующий пассаж Гегеля в Феноменологии духа:

‘Глубина, которую дух извлекает изнутри наружу, но не далее своего представляющего сознания, оставляя ее в нем — и неведение этим сознанием того, что им высказывается, есть такое же сочетание возвышенного и низменного, какое природа наивно выражает в живущем, сочетая орган его наивысшего осуществления — орган деторождения — с органом мочеиспускания. — Бесконечное суждение как бесконечное можно было бы назвать осуществлением жизни, постигающей самое себя, а не выходящее из представления сознание его можно было бы сравнить с мочеиспусканием.’

Информация

Lakoff G., Johnson M. Philosophy in the flesh: embodied mind and its challenge to Western thought, 1999.

См. также: Дуализм в воплощенном сознании

Обсуждение

https://evgeniirudnyi.livejournal.com/297395.html


Comments are closed.