Почему жизни на самом деле не существует

Как-то на форуме physics-online.ru при обсуждении понятия ‘жизнь’ я увидел чудное заявление:

‘Жизнь — понятие чисто религиозное, основанное на заблуждении, что в организме есть нечто, делающее его живым.’

В этом же духе написана заметка Ферриса Джабра в блоге на Scientific American ‘Почему жизни на самом деле не существует‘:

‘В чем разница на самом фундаментальном уровне между неодушевленными и живыми машинами? Относятся ли люди, кошки, растения и другие живые существа к одной категории, а K’Nex, компьютеры, звезды и камни — к другой? Мой вывод: нет. На самом деле, решил я, жизни в действительности не существует.’

Суть заметки достаточна проста; в ней обсуждаются безуспешные попытки определения понятия ‘жизнь’. Ученые так и не смогли сказать, что такое жизнь или, другими словами, наука оказалась бессильной в поиске критерия отличия между живым и неживым. Поэтому такого отличия в действительности не существует — понятию ‘жизнь’ в мире ничто не соответствует, это просто условность, которую придумали люди.

Феррис Джабр — научный журналист; он пишет простым и доступным языком. В заметке неплохо рассказывается о попытках найти критерия отличия живого от неживого. Проблема в том, что в каждом случае находятся контрпримеры: либо согласно выбранному критерию живой организм оказывается неживым, или наоборот, неживое можно причислить к живому.

Я остановлюсь только на рассмотрении проблем, связанных с популярным определением NASA:

‘Жизнь — это автономная химическая система, способная к дарвиновской эволюции.’

Джабр начинает контрпримеры с вирусов — они явно способны к дарвиновской эволюции. Биохимик Джеральд Джойс (Gerald Joyce), один из авторов определения выше, хотел исключить вирусы путем добавления, что организм должен содержать всю информацию, необходимую для дарвиновской эволюции. Вирус для размножения внедряется в клетки; без них эволюцию вирусов невозможна, поэтому вирус нельзя считать живым. Однако, что в этом случае делать с паразитами? Их эволюция также невозможна без участия организма хозяина. Следует ли считать паразитов живыми или неживыми?

Следующий шаг — рассмотрение компьютерных программ, связанных с искусственной жизнью. Внутри программ компьютерные организмы размножаются, мутируют, приспосабливаются. Все компоненты дарвиновской эволюции в наличии. Создатели таких систем заявляют о том, что это не модель, а инстанциация эволюции. Следует ли считать такие компьютерные организмы живыми?

В заключение Джабр рассматривает экспериментальные работы Джеральда Джойса по изучения РНК-миров. В группе Джойса удалось создать самоподдерживающуюся репликацию РНК молекул, при этом происходили мутации и тем самым возникала эволюция. Джойс признавал, что этот процесс полностью отвечает определению выше. Следует ли считать молекулы РНК, участвующие в этом процессе, живыми? Джойс уклончиво говорил, что в этом процессе отсутствовали инновации, но Джабр не доволен таким ответом.

В конце концов следует печальный вывод:

‘Почему так сложно найти определение понятию ‘жизнь’? Почему ученым и философам на протяжении веков не удавалось найти конкретное физическое свойство или набор свойств, которые бы четко отличали живое от неживого? Потому что такого свойства не существует. Жизнь — это концепция, которую мы сами изобрели. На самом фундаментальном уровне вся существующая материя представляет собой совокупность атомов и составляющих их частиц. Эти конфигурации покрывают огромный спектр сложности, от одного атома водорода до столь сложной конфигурации, как мозг. Попытка дать определение жизни сводится к проведению линии на произвольном уровне сложности и объявлению всего, что выше этой границы, живым, а всего что ниже неживым. В действительности же такое разделение существует только в уме. Не существует порога, при котором совокупность атомов вдруг оживает, нет безусловного отличия между живым и неживым, нет франкенштейновской искры. Нам не удалось дать определение жизни, потому что изначально не существовало что-то, чему можно было дать определение.’

Марискаль и Дулиттл в статье ‘Жизнь и только жизнь: радикальная альтернатива попыткам определения жизни‘ приходят к похожему выводу; только язык изложения более занудный, но зато дано много ссылок на работы, связанные с попытками найти критерий отличия живого от неживого.

‘Такой консенсус [при обсуждении результатов поиска жизни на Марсе] предполагает, что существует значимое отличие между живым и неживым, при этом оно существует независимо от человеческих интересов. Другими словами, исследователи предполагают, что существует более широкий естественный вид (natural kind), «жизнь», примером которой является Жизнь на Земле, историческая сущность, происходящая от общего предка LUCA. Мы утверждаем, что это неверно.’

‘Мы выступаем за элиминативизм. Следует принять нулевую гипотезу о том, что наша вера на уровне здравого смысла в категорию жизни, отделимую каким-либо определенным и значимым образом от остального материального мира, иллюзорна. Определения жизни могут найти свое применение, но следует признать, что эти определения связаны с конкретными интересами и являются результатом коллективного консенсуса; в этом смысле их нельзя причислить к выявлению естественных видов.’

Авторы далее отталкиваются от идей некоторых биологов в отношении биологических видов — отказаться от рассмотрения вида как класса и признать биологический вид индивидуумом. В этом смысле организмы не являются членами класса, их следует рассматривать как части индивидуума. Предлагается перенести этот подход на Жизнь на Земле. Это будет индивидуум, который включает все древо жизни начиная с LUCA и до наших дней. Мне это чем-то напомнило всемирный дух Гегеля, когда отдельные люди и организмы являлись всего лишь пешками во вселенской шахматной игре всемирного духа.

В заключение следует отметить, что сказанное не затрагивает всерьез биологию как таковую. В ней в конечном итоге и так понятно, что является объектом изучения. Проблемы принадлежат астробиологии (поиске жизни за пределами Земли) и изучению абиогенеза (возникновении жизни на Земле). Если нет разницы между живым и неживым, то задачу этих наук, пожалуй, можно охарактеризовать как: ‘Поди туда — не знаю куда, принеси то — не знаю что’. Или можно предложить такой вариант: ‘Как сделаем, так и будет!’.

Информация

Ferris Jabr, Why life does not really exist. Blog on Scientific American, December 2, 2013.

Carlos Mariscal, and W. Ford Doolittle. Life and life only: a radical alternative to life definitionism. Synthese 197, no. 7 (2020): 2975-2989.

Обсуждение

https://evgeniirudnyi.livejournal.com/300254.html

Мой комментарий (Фейсбук):

Общая проблема по-моему связана с тем, что есть сильное желание посмотреть на себя со стороны — так называемый взгляд ниоткуда, или взгляд Бога. Именно на этом пути возникает нечто подобное, когда жизни отказывают в существовании.

С другой стороны, есть эмпирические исследования и они продолжаются. В целом ведь цель в астробиологии и в исследовании абиогенеза понятна. На уровне людей понятно, какие практические шаги люди делают и зачем они это делают. Проблемы возникают исключительно при попытке взгляда со стороны, когда человеческое исключается из рассмотрения.

Также следует признать, что кавалерийская атака на проблему абиогенеза по сути дела провалилась. Эмпирические данные говорят, что жизнь на Земле имеет общее происхождение и она существовала уже 4 млрд лет назад, то есть, практически уже в конце хадейского эона, когда условия для жизни как таковой вряд можно назвать подходящими. В этом смысле рассуждения в духе Опарина, а также мира РНК не выглядят уже многообещающими.

Более того, я недавно смотрел работы академика Заварзина. У него есть интересные соображения по поводу оборота химических элементов в биосфере — для существования жизни требуется существования разнообразных бактерий, работа которых должна обеспечить этот кругооборот. Обычно при рассмотрении абиогенеза эта проблема опускается.

В целом, мне нравится картиночка ниже с сайта Cybersemiotics (правда, автор ищет общее решение в мистической интерпретации космологии Пирса, но это не так важно).

Картиночка показывает обычный человеческий мир из которого выходят четыре луча — неживое, живое, внутренняя жизнь и социальное. На уровне эмпирических исследований все понятно до тех пор, пока люди не пробуют совместить эти лучи в один нарратив. Я бы добавил еще один луч, связанный с математикой, поскольку без нее также не обойтись и попытки вставить ее в один общий нарратив также не удаются.

Таким образом в конце концов мы получаем привычную пятиконечную звезду.


Comments are closed.