Метафизика психологии, 2

В предыдущей заметке были рассмотрены два базовых положения философии сознания.

  • Наука сама по себе открывает реальный мир, находящийся по ту сторону Пещеры Платона;
  • Научная психология связана с материализмом.

Ниже рассматриваются два других предубеждения.

  • В науке решены все проблемы при рассмотрении уровней организации кроме таковых между физиологией и психологией;
  • Человек находится внутри субъективного мира сознания.

Следующее предубеждение в философии сознания связано с уровнями организации. Весь сыр-бор крутится вокруг несовместимости организации на уровнях физиологии и психологии. При этом неявно предполагается, что все научные вопросы с более нижними уровнями организации решены; остается только связать психологию с физиологией.

Проблемы с психологическими свойствами в книге Вильянуэва связываются с проблематичностью нахождения у них каузальные сил, поскольку согласно ожиданиям ‘онтологическая реальность свойства прямо пропорциональна его каузальной силе’. Далее получается такая картина. Более низкий уровень организации (физиология) каузально замкнут, поэтому сложно представить, каким образом включить в причинно-следственные связи психологические свойства.  В то же время отнесение психологических свойства к эпифеноменам вызывает когнитивный диссонанс.

В данном контексте интересно отметить следующую мысль Вильянуэва:

‘Красноречивое тому подтверждение [проблемам в психологии] — так называемые общественные науки: социология, экономика, история, правоведение, политология, — которые основываются на изучении психологических свойств из подкласса интенциональных действий и других, смежных с ними подклассов и вследствие этого сталкиваются с базисными трудностями.’

По-видимому, он считает, что гуманитарные науки уже без проблем сведены к психологии (уровень организации общества уже объяснен уровнем психологии). Поэтому все, что осталось, — это связать психологию с физиологией в рамках метафизики философии сознания.

Другими словами подразумевается, что с каузальными силами нет проблем ниже физиологии и выше психологии. Это явно неправильно, поскольку подобные проблемы существуют при рассмотрении всех уровней организации. Для связи уровней организации в книге использована концепция первичного и вторичного интенсионала, разработанная Солом Крипке (вода одновременно является и прозрачной жидкостью без запаха, и H20). Приведу пример из книги о теплоте:

‘Первичный интенсионал «тепла» таков: «Х, который обусловливает «тепловые ощущения», или «свойство, которое служит причиной тепловой энергии, в свою очередь, вызывающей тепловые ощущения, чем объясняется тот факт, что животные отстраняются от раскаленных предметов и т.д.», или же какое-то другое описание в этом роде, включающее какой-либо элементарные априорный анализ тепла.’

‘Теоретик отправляется от этого начального описания, включающего первичный интенсионал, и углубленно исследует такое свойство, как тепло, трансцендирую его, пока он не отыскивает дополнительные факты (с помощью других теоретических предположений или фактов, открытых термодинамикой или другими разделами физики) и не достигает апостериорным путем вторичного интенсионала, согласно которому «теплота» — это средняя молекулярная кинетическая энергия.’

Интересно отметить, что философ повторяет типичную путаницу между теплотой и температурой на обыденном уровне (средняя молекулярная кинетическая энергия связана с температурой). Не будем придираться, только отметим, что порядок в данном случае был наведен в классической термодинамике, поэтому вторичный интенсионал должен быть связан именно с ней. С этой точки зрения температура/теплота будут первым интенсионалом, температура в классической термодинамике вторым, а средняя молекулярная кинетическая энергия будет уже третьим интенсионалом.

Рассмотрим каузальные силы на разных уровнях организации. Для наглядности возьмем биологию и свойство быть живым. В конечном итоге при рассмотрении психологических свойств неявно подразумевается, что речь идет про живой организм. В упрощенной форме рассмотрим два уровня организации: макроуровень (живое и неживое) и микроуровень (атомы и молекулы). Вопрос такой, имеет ли свойство быть живым каузальную силу на макроуровне? Ответ отрицательный, поскольку микроуровень каузально замкнут. Это, к слову сказать, приводит к невозможности в биологии сказать, что такое живое (см. заметку Почему жизни на самом деле не существует, ссылка ниже).

Более того, при таком подходе все биологические свойства, включая естественный отбор, также становятся эпифеноменами. Биология таким образом полностью сводится к физике и именно поэтому философы биологии решительно протестуют. Они хотели бы доказать, что биология является автономной наукой. Однако рассмотрение этого вопроса в духе аналогичном таковому в книге Вильянуэва показывает такие же проблемы. Статус вопроса о каузальных силах оказывается нерешенным при рассмотрении любых уровней организации.

Всем хочется верить, что более высокий уровень организации может оказывать каузальное влияние на более низкий, но никаких аргументов «за» найти не удается. В этом смысле, например, найти каузальную силу у нейронных сетей в голове человека также не получится, поскольку все определяется исключительно движением атомов и молекул. Поэтому разговоры о редукционизме в философии сознания просто оказываются непоследовательными.

Еще одно предубеждение связано с теорией виртуального мира. В философии сознания без обсуждения отвергается наивный реализм, что приводит к интересной картине. Изначально все крутится вокруг материализма, но оказывается, что отдельный человек заперт в субъективном мире своего сознания и у него нет прямого доступа к материальному миру:

‘Я вижу нечто синее с пурпурным отливом, что поражает меня, и я не сомневаюсь в его реальности: оно здесь, у меня перед глазами … но мое сенсорное сознание субъективно; сине-пурпурное, воспринимаемое мной как особый-оттенок-цвета, есть определенная длина волны Х, которую я не вижу как таковую, в ее физическом модусе, потому что с необходимостью претворяю ее в ощущении в сине-пурпурный цвет. … физический мир предстает в сознании иным, измененным.’

‘непреложные истины, доставляемые сознанием, — это лишь субъективные истины, действительные внутри нашего собственного мирка или внутри человеческого замкнутого мира, но в обоих случаях они далеки от физического мира, от (объективной) истины.’

Получается, что человек ощущает себя находящимся в материальном мире, но согласно философии сознания это на самом деле иллюзия. В действительности человек находится в субъективном мире сознания, а физический мир находится непонятно где. В результате получается картина мира в духе Пещеры Платона — приведу еще раз изумительное высказывание Вильянуэва:

‘Мы не знаем, являемся ли мы только тем, что изучает в нас нейрофизиология, или же мы нечто большее, иное, обладающее неизвестной природой.’

В духе содержания книги можно дать этому следующую интерпретацию. Каждый философ находится в своей Пещере Платона; сознание каждого философа субъективно и невозможно себе представить, чтобы философы находились в одной Пещере Платона вместе. Действительно, другой философ никак не может прорваться в субъективный мир сознания субъекта. Далее есть некоторая нейрофизиология, которая умудряется изучать философов. Не очень, правда, понятно, каким образом это удается и где находится нейрофизиология — в отдельной Пещере Платона или это часть физического мира. Далее каждый философ получает в своей Пещерке информацию от нейрофизиологии и задумывается над неразрешимым вопросом ‘тварь я дрожащая, или право имею.’

Информация

Энрике Вильянуэва, Что такое психологические свойства? Метафизика психологии, 2006.

Enrique Villanueva, Qué son las propiedades psicológicas. Metafisica de la psicologia, 2003.

См. также: Почему жизни на самом деле не существует

Обсуждение

https://evgeniirudnyi.livejournal.com/305706.html


Опубликовано

в

,

от