Закон экстрапроекции чувственных образов

При рассмотрении соотношения между физическими объектами и ментальными образами таковых объектов возникает много противоречий. Одна из популярных стратегий в их разрешении заключается в придании ментальным образам абстрактного характера и, таким образом, ухода от ответа на вопрос о пространственном положении ментальных образов. Например, рассмотрение начинается с утверждения «человек видит и чувствует зеленый карандаш в своей руке вне своей головы«, но по ходу философского анализа выясняется, что «зеленый«, «карандаш«, «голова«, «рука» и т. д. — это абстрактные понятия и поэтому среди образованных людей не принято обсуждать вопрос об их местонахождении в физическом пространстве.

Другая точка зрения связана с теорией виртуального мира, когда считается, что все ментальные образы пространственно отделенны от физического мира и что они связаны некоторым образом с пространством мозга отдельно взятого человека — см. картинку ниже с сайта Стивена Легара:

Макс Вельманс (Max Velmans) и Стивен Легар (Steven Lehar) при обсуждении теории виртулаьного мира рассматривают следующий парадокс. Представим себе, что человек на картинке выше трогает голову рукой. Получается, что бесцветная рука в физическом мире трогает бесцветную физическую голову за пределами линии горизонта и купола небес ментального мира. Легар признает наличие парадокса, но при этом он остается сторонником теории виртуального мира. С другой стороны, Вельманс для разрешения парадокса вводит экстрапроекцию ментальных образов на физические объекты. Ниже точка зрения Вельманса представленна им в виде такой картинки:

Вельманс признает, что экстрапроекцию следует понимать исключительно в метафизическом смысле, поскольку механизм экстрапроекции неизвестен. Таким образом картинку выше следует вопринимать как часть метафизики, которую Вельманс назвал рефлексивный монизм (reflexive monism). По-моему, вполне симпатичная метафизика, ничуть не хуже чем метафизика физикализма или панпсихизма. Можно даже подумать о связи рефлексивного монизма с идеями Джона Уилера об основанной на участии вселенной (participatory universe).

Недавно увидел, что есть российские философы, которые разделяют точку зрения об экстрапроекции чувственных образов. В монографии «Ментальное и физическое пространство» Н. И. Губанов и Н. Н. Губанов последовательно излагают концепцию, которая практически совпадает со взглядами Вельманса. Интересно отметить, что в книге утверждается о долгой истории подобных идей среди российских философов. Губановы не знакомы с работами Вельманса, что, тем не менее, подчеркивает естественность идеи экстрапроекции.

Ниже несколько цитат из монографии Губановых. Отмечу только следующее. Вельманс четко понимает спекулятивность идеи и его книга написана в достаточно раскованной форме. Губановы — это сторонники Истины с большой буквы и в результате в их книге чувствуется то самое напряжение, которое присущее всем авторам, которые познали Истину. Тем не менее, могу рекомендовать монографию Губановых всех желающих более детально узнать об  экстрапроекции чувственных образом, поскольку идея изложено достаточно последовательно.

‘существует физическое и ментальное пространство, в нормальных (обычных) условиях ментальное пространство в значительной мере совпадает с физическим пространством, и человек правильно ориентируется в окружающей среде.’

‘В силу экстрапроекции чувственное познание обладает предметностью, или интенциональностью: чувственные образы переживаются субъектом не как состояния его нервной системы, а как непосредственно данные ему внешние объекты.’

‘В непосредственном переживании посредством чувственных образов человеку дано ментальное пространство, физическое пространство постигается человеком с помощью разума.’

‘Например, когда в глаз человека падает отражённый от предмета, скажем вазы с цветами, световой луч, его энергия действует на рецепторы глаза – палочки и колбочки. Возникший в результате этого электрический импульс по афферентным нервам поступает в головной мозг и достигает коры больших полушарий. Если у человека при этом спросить, что он чувствует, то он ответит следующее: «Вижу вазу с цветами», но никогда не скажет: «Ощущаю возбуждение рецепторов, прохождение нервного импульса по центростремительным нервам и возбуждение участка коры больших полушарий».’

‘Отличие заключается в том, что субъекту в непосредственном переживании даны три остальные пространственные характеристики чувственных образов — их экстрапроекция, её структура и протяжённость в трёх направлениях. Эти параметры и составляют сущность ментального пространства.’

‘Ментальное пространство находится в разных отношениях с физическим пространством. В условиях нормального функционирования анализаторов экстрапроекция образа и её структура соответствуют с определённой приблизительной точностью пространственным характеристикам отражаемой объективной действительности.’

‘Под ментальным пространством мы понимаем не какую-либо условную модель описания психики (которая никаким пространством на самом деле не является), а реальное пространство субъективной реальности – способ взаимного расположения психических модальностей (красное, зелёное, шероховатое, мягкое, тёплое, холодное и т.п.), формирующих чувственные образы, которые обладают экстрапроекцией, её структурой и протяжённостью в трёх измерениях.’

‘Попытаемся теперь описать названные выше характеристики ментального пространства. Одна из них, как отмечалось, – место проекции чувственных образов. Процесс экстрапроекции можно проиллюстрировать с помощью следующего простого, но информативного эксперимента. Необходимо смотреть на какой-либо предмет, скажем портрет на стене, затем левый глаз закрыть, а на правый сбоку слегка надавливать пальцем. При этом возникает впечатление движения портрета. Портрет, конечно, висит на своём месте и не движется. Но что же движется? Образ? Нет, поскольку он находится в мозговом коде, а движение нами наблюдается во внешнем мире. Во внешнем пространстве движется не отражаемый предмет и не его образ, а проекция образа.’

‘Согласно этому закону, мозг, используя опыт предшествовавших актов отражения и перцептивно-предметной деятельности, обладает способностью проецировать ощущения и восприятия вовне, на вызывающую их причину.’

‘Если бы чувственные образы не обладали пространственными параметрами, то и восприятие пространства человеком было бы невозможно, поскольку оно осуществляется только с помощью чувственных образов и никак иначе. У человека вообще нет другой формы непосредственного контакта с миром, кроме чувственности, вплетённой в его практическую деятельность.’

В заключение отмечу одну особенность такой метафизики, которая может приводить к побочным эффектам: ментальные пространства разных людей пересекаются между собой и кто знает, к каким последствиям это может привести.

Информация

Губанов, Н. И., and Н. Н. Губанов. «Ментальное и физическое пространство.» М.: Этносоциум (2016).

http://etnosocium.ru/gubanov-ni-gubanov-nn-mentalnoe-i-fizicheskoe-prostranstvo

Max Velmans, Understanding Consciousness, 2009.

см. также Научное изучение сглаза

Обсуждение

https://evgeniirudnyi.livejournal.com/205043.html


Comments are closed.