Герхард Рот: Действительность, в которой я живу, является конструкцией мозга

Последняя глава книги Цоколова посвящения Герхарду Роту (Gerhard Roth, 1945 — ), немецкому нейрофизиологу. Эта глава мне решительно не понравилась. Более того, с моей точки зрения, причисление таких работ к философской концепции не делают честь этой концепции.

Тем не менее, у Рота, достаточно известного нейрофизиолога, есть колоритные цитаты про мозг и про восприятия, которые я решил включить в свою коллекцию на тему Восприятие пространства.

‘Первый [парадокс] касается недостающего мира и несуществующего мозга-посредника. Когда нейробиологи утверждают, что любые восприятия возникают в мозге, то тем самым предполагается существование двух миров, а именно — мира вещей за пределами мозга и мира восприятий этих вещей в нашем мозге. Однако такая картина не отвечает нашему опыту, поскольку мы ощущаем лишь один мир, но никак не два. Кроме того, содержание нашего восприятия мы не ощущаем как находящегося внутри мозга. Предметы располагаются снаружи, но не в моем моэrе, и даны мне напрямую, без ощущения какого-либо посредничества со стороны мозга или органов чувств. С друrой стороны, в мозгах, которые я иэучаю как нейробиолог, не наблюдается никаких предметов, а лишь нервные клетки (также клетки глии) и их активность. Отсюда: либо, в таком случае, нельзя принять, что все восприятия образуются в мозге, либо вещи не пребывают где-то извне, как мы это переживаем на опыте.’

‘Второй парадокс тесно связан с первым. Допустим, что мир нашего опыта возникает в пределах мозга. В этом мире, в этой действительности пребывают вещи, среди которых и мое тело. Я могу рассматривать свое тело, а в равной мере и предметное пространство, мое тело окружающее. Одновременно, как нейробиолог, я должен допустить, что вся эта сцена разыгрывается в моем мозге, который находится в моей голове. Таким образом, мой мозг расположен в моей голове, которая вместе с моим телом расположена в некоем пространстве, и все они вместе расположены снова-таки в моем мозге. Как в таком случае мозг может быть частью мира и одновременно этот мир производить?’

‘Четвертый парадокс касается статуса моих высказываний о функционировании и механизмах работы мозга. Если все мои ментальные усилия, например, научные иссnедовакия, яаляются усилиями моего мозга, то они подчиняются, без сомнения, правилам конструирования и функционирования моего мозга, носящим биологический характер, и тем самым не могут сами по себе претендовать на универсальную действенность. Также, если я не думаю, что «конструкции» муравьиноrо мозга отображают объективную истину, то почему это должно быть по другому в отношении человеческого? С друrой стороны, именно научные высказывания претендуют на всеобщую правоту, на истинность. Какие же права на истинность имеют высказывания ученых-нейрофизиологов о функционировании и механизмах работы мозга, еспи они сами зависят от условий конструирования и функционирования, накладываемых на них мозгом? Не является ли моя теория в такой же мере субъективным конструктом, как и все другое?’

‘Таким образом, мы приходим к разделеиию мира на реальность и действительность, на феноменальный и трансфеноменальный, на мир
соэнания и мир по ту сторону сознания. Действительность создается
в пределах реальности реальным мозгом.’

‘Таким образом, когда y говорю, что мозг порождает дух в смысле ментальных состояний, тем самым я имею ввиду не действительный мозг, который я наблюдаю и стимулирую в течение эксперимента над самим собой, и не тот мозг, который я исследую у других. Мы имеем дело с весьма сложной ситуацией: доступный мне мозг (мозг действительный) не порождает никакого духа; тот же мозг, который, порождая действительность, порождает и дух (а именно — мозг реальный, как я это вынужден допустить), остается для меня недоступным.’

‘Если nринятъ, что каждый реальный мозг, порождающий действитепьность, является индивидуальным мозгом, то и возникающая действительность в каждом случае является индивидуальной. Таким образом, индивидуальных действительностей существует столько же, сколько реальных мозгов.’

В завершении приведу две цитаты про Герхарда Рота из книги К. А. Свасьяна, Человек в лабиринте идентичностей. Они неплохо передают мое впечатлению от трудов Рота.

‘Вот ведущие биологи и нейробиологи [приводятся ссылки на работу Рота] дошли уже до того, что не только сознание и действительность объявляются ими мозговыми конструктами, но и — мозг. То есть, на вопрос, что такое мозг, дается ясный и безмятежный ответ: мозговая конструкция. Наверное, это и есть научный беспредел, после которого ученые мужи либо стреляются, либо закладывают души, прошу прощения, мозги дьяволу, который, как известно, тоже мозговая конструкция.’

‘Рот различает между реальным мозгом и действительным; последний – это конструкт первого, а о первом мы ничего не знаем и знать не можем (наверное, кроме того, что мы списываем его с кантовской «вещи в себе» и в нейробиологически закамуфлированном виде выдаем за собственную «философию мозга»). Всё это, вкупе с фразами типа: «Также и мозги, с которыми я имею дело в качестве нейробиолога, как чувственно воспринимаемые мозги, являются, естественно, действительными, а не реальными мозгами» или: «Я сам есть конструкт», заставляет думать, что грань, отделяющая науку от пародий на науку, гораздо тоньше, чем это мог бы вообразить себе Мольер.’

Информация

Сергей Цоколов, Дискурс радикального конструктивизма: Традиции скептицизма в современной философии и теории познания, 2000. Глава 5. Неройбиологический конструктивизм Герхарда Рота.

Обсуждение

http://evgeniirudnyi.livejournal.com/162148.html


Comments are closed.