Дарвин играет в кости: Идея случая в мышлении Чарлза Дарвина

Что такое случай в биологии? Никогда не мог это понять. С одной стороны, вроде бы биологи намекают на вероятность, но также можно увидеть, что случай в биологии не связывается с теорией вероятности. Увидел книгу Кёртиса Джонсона, посвящанную идеям случая в мышлении Чарлза Дарвина, и подумал, что это неплохой вариант попытаться разобраться, что же биологи связывают с понятием ‘случай (chance)’. В конечном итоге именно начиная с Дарвина случай стал неотъемлимой частью эволюционных размышлений.

Книга действительно раскрывает то, как Дарвин понимал случай и какое значение он придавал ему в своей теории. Тем не менее, случай у Дарвина связан исключительно с качественными рассуждениями и никак не связан с количественной теорей вероятности. Джонсон в книге также рассматривает понятие случайность (random), но насколько я понял, Дарвин в своих построениях опирался на неуклонные законы природы и он похоже не видел противоречия между детерминизмом и случайностью. Таким образом, понимание Дарвина о том, что такое случай, достаточно своеобразно.

Цель научного исследования у Дарвина была связана с понятиями ‘закон’ и ‘причина’, которые он во многом подчерпнул из книг Джона Гершеля ‘A Preliminary Discourse on the Study of Natural Philosophy‘ (перевод на русский Философия естествознания) и Уильяма Уэвелла ‘The Philosophy of the Inductive Sciences‘. В обоих книгах главной целью науки считалось объяснение природных явлений. Объяснение сводилось к нахождению ‘причин’ (у Гершеля ‘истинных причин’) — с этой точки зрения открытие истинных причин события эквивалентно объяснению. Если два явления всегда связаны в пространстве и времени, то первое является причиной второго. Гершель также акцентировал внимание на ‘законах’. Законы сами по себе не являлись причинами (они выражались утверждениями), но законы помогали установить причиннось среди реальных событий.

Случай играл важную роль в теории естественного отбора Дарвина при возникновении изменчивости организма. С точки зрения Дарвина эти изменения можно было считать случайными. Тем не менее, Дарвин крайне серьезно относился к убеждению, что в мире действуют неумолимые законы. На этом пути случай связывался с неизвестными причинами, то есть, случай не происходил беспричинно, просто человеку эти причины были неведомы. Правда, я не смог понять, считал ли Дарвин, что эти причины можно будет понять в будущем или что они принципиально непознаваемы.

В любом случае для Дарвина было принципиально, что случайность при изменчивости организмов никак не была связана с приспособленностью и выживаемостью. Изменчивость как таковая приводила к изменениям во все стороны, хорошие или плохие. В метафоре архитектора, которую я недавно приводил (в книге гл. 7) в качестве примера приводилась форма камней, обрушившихся с крутизны. Можно сказать, что в результате падения и движения форма камня становится случайной, несмотря на то, что процесс полностью подчиняется детерминистическим законам Ньютона. Другими словами, случайность можно согласовать с действием детерминических законов. Важно только, что изменчивость случайна с точки зрения приспособленности и выживаемости. Именно это значение вкладывал Дарвин в ‘случай’.

Тем не менее, термин ‘случай’ не вписывался в мировоззрение викторианского общества. Случай воспринимался как противоположность провидению и поэтому картина мира, основанная на случае, считалась разновидностью атеизма. Дарвин обладал особым чутьем на то, что можно говорить, а что лучше промолчать. Поэтому он решил по мере возможности убрать термин случай/случайный из своих произведений. В книге Джонсона хорошо показана эволюция терминологии в этом отношении. С одной стороны, Дарвин все время подчеркивал, что случай — это неизвестная причина, то есть случай закономерен, с другой, он заменял ‘случайный’ на ‘нечаянный (accidental)’, ‘редкий (occasional)’ и наконец ‘так называемое спонтанное изменение (so called spontaneous variation)’.

Должен сказать, что для меня случай имеет четкое значение исключительно в рамках математической статистики. За ее рамками я не вижу разницы между терминами, перечисленными выше. Однако натуралисты девятнадцатого века с математической статистикой знакомы не были и по-видимому они воспринимали перечисленные термины в предыдущем параграфе как-то по-разному. Основной спор о теории Дарвина велся по поводу того, можно ли совместить ее с провидением и используемая терминология давала возможности истолкования в любом варианте (это никак не изменилось вплоть до настоящего времени).

Еще раз отмечу, что Дарвин хотел остаться в глаза викторианского общества уважемым и солидным ученым. Поэтому он четко проводил границу между тем, что говорилось публично и внутренними размышлениями. Нижесказанное относится именно к мыслям для себя, публичные ответы Дарвина на эти вопросы сводились к ‘не знаю’ и ‘выходит за рамки науки’. Тем не менее, как любой натуралист Дарвин доводил построение картины мира до конца, как минимум для внутреннего потребления.

Размышления Дарвина приводили к видению свободы воли как иллюзии — картина мира в конце концов получалась в рамках детерминизма. Насколько я понял, основную роль в этом сыграли не неумолимые законы природы, а детерминированность естественного отбора. В картине мира Дарвина законы природы приводили к случайной изменчивости, после чего естественный отбор детерминированно отбирал наиболее приспособленные организмы и таким образом свершалась биологическая эволюция.

Внутренние взгляды Дарвина оказались крайне близки к тому, что сейчас называют биологизмом и что проповедуется в рамках эволюционной психологии: не существует качественного отличия человека от животных, понятие свободы воли внутренне противоречиво, мораль в обществе сформирована естественным отбором и основана на моральном инстинкте, обвинения в моральном релятивизме закрываются утилитаризмом.

Интересно отметить, что исходной точкой поиска Дарвина являлась естественная теология. Постепенный отход от идеи Бога был связан именно с особенностями пониманием случая. Грубо говоря, можно сказать, что решающую роль сыграла проблема зла и страданий в природе. Бог не мог бы позволить случайную изменчивость, поскольку она в том числе приводила к страданиям организмов, которым оказывались неприспособленными к борьбе за существование.

Размышления про свободу воли были достаточно типичны. Все определяется наследственностью и воспитанием, а человек не выбирает ни то, ни другое. Отсутствие качественных отличий между человеком и животным приводило к необходимости распространения свободы воли на животный мир, что по сути дела эквивалентно отказу от этого понятия. Дарвин также уподпоблял свободу воли случаю — и там и там исходные причины остаются неизвестными.

Интересно отметить, что Дарвин понимал то, что подобные заключения могут нанести вред викторианскому обществу. Эта мысль нейтрализовалась тремя способами. Во-первых, эти размышления в дневнике были помечены как ‘старые и бесполезные заметки’, но они не были уничтожены. В какой-то степени такое поведение Дарвина можно сравнить с отношением Ньютона к своим богословским размышлениям, которые в его времена носили явный еретический характер. Разница только в том, что в просвещенную викторианскую эпоху Дарвину грозил разве что остракизм, а во времена Ньютона открытое признание взглядов Ньютона о христианском Боге было чревато куда более серьезными последствиями.

Вторая внутренняя линия защиты была связана с тем, что вряд ли кто будет серьезно разбираться с его дневниками. Более того, только люди, которые очень внимательно проработают его мысли, смогут понять их значение, а таковые вряд ли найдутся. Также люди достаточно консервативны и их практически невозможно освободить от моральных предрассудков. Третья линия защиты была связана с понятием утилитаризма и ‘социального инстинкта’, который отбирается для наилучшего выживания общества.

Было бы интересно узнать, применял ли Дарвин результаты своих размышлений о детерминизме, свободе воли и морали к самому себе. В конечном итоге его жизнь прошла в поиске решения. Неужели он считал, что вся его жизнь, включая его научные труды, была предопределена? Было бы интересно найти обсуждение дневников Дарвина с точки зрения психоанализа.

Информация

Curtis N. Johnson, Darwin’s Dice — The Idea of Chance in the Thought of Charles Darwin, 2014.

Чарлз Дарвин: Метафора архитектора

См. также: Случайность как чудо

trita: Бог и насекомые

Обсуждение

https://evgeniirudnyi.livejournal.com/242096.html


Comments are closed.