Фрэнсис Крик: О молекулах и людях

Фрэнсис Крик (Francis Crick, 1916 — 2004) получил Нобелевскую премию 1962 года  (совместно с Д. Д. Уотсоном и М. Х. Ф. Уилкинсом) «за открытия, касающиеся молекулярной структуры нуклеиновых кислот и их значения для передачи информации в живых системах». Следует отметить, что по образованию Крик физик. Поэтому не должна удивлять его позиция, озвученная в книге О молекулах и людях:

‘Конечная цель современной биологии — объяснение всех биологических процессов в терминах физики и химии.’

Книга вышла в 1966 году. Она небольшая и содержит три лекции, прочитанные Криком и посвяшенные критике витализма.

Первая глава Природа витализма является ключевой. В ней Крик озвучивает и обосновывает свою бескомпромиссную позицию. Логика рассуждений проста. Физика является основой для объяснения химии. Именно химические взаимодействия лежат в основе жизни. Организмы являются иерархическими структурами, но каждая вышележащая структура может быть объяснена на базе нижележащей структуры и, таким образом, мы приходим к тому, что можно объяснить все явления в биологии на уровне физики и химии.

По поводу соотношенияя целого и частей Крик приводит пример молекулы бензола. Вполне можно сказать, что бензол является целым, которое больше, чем сумма частей. Крик не возражает против такого утверждения. Тем не менее, в данном случае вполне можно объяснить структуру целого исходя из квантовой механики. Аналогичный подход, по мнению Крика, должен также работать в отношении организма.

Интересно отметить, что Крик считает, что даже естестественный отбор нельзя считать фундаментальным законом, который следует добавить к законам физики для объяснения живых организмов. Естественный отбор, как и наследственность, должен быть выводим из физики и химии:

‘Ученые с другой стороны часто предпочитают думать, что в биологических системах должны существовать дополнительные законы, которые не включены в физику и химию. Трудность с этой точкой зрения заключается в том, чтобы четко сказать чем должен являться такой дополнительный закон и, более того, привести конкретный пример такого закона. В определенном смысле можно сказать, что естественный отбор является таким дополнительным законом. Я действительно считаю, что он является законом фундаментальной важности для биологических систем. Тем не менее, совершенно непонятно, что означало бы утверждение, что этот закон нельзя вывести, например, из химии открытых систем.’

Крик трактует витализм достаточно широко. Для него любой, кто утверждается о несводимости биологии к физике и химии, является виталистом. Так, Крик причисляет к виталистам даже химика Майкла Поляни:

‘Например, Поляни считает, что паровой двигатель нельзя описать в терминах физики и химии. Мне ясно, что Поляни и я используем это выражение совершенно в разных смыслах. Согласно терминологии Поляни молекула белка (которую можно рассматривать в качестве машины на молекулярном уровне) не может быть описана в терминах физики и химии, позиция, которая для меня представляется нелепой.’

Во второй главе Простейшие живые существа Крик рассматривает бактерии и вирусы. ДНК, кодирование белков, можно ли считать вирусы живыми. Крик подчеркивает, что для объяснения работы бактерий и вирусов не требуется дополнительных законов, то есть, витализму на этом этапе места нет.

В третьей главе Перспектива, стоящая перед нами Крик рассматривает более глобальные вопросы: происхождение жизни, работу нервной системы и компьютеры. Глава заканчивается призывом к образованным людям преодолеть религиозное прошлое и устремиться к построению светлого будущего в духе сциентизма.

В заключение небольшие заметки.

___

В качестве эпиграфа к первой лекции Крик выбрал высказывание Сальвадора Дали (у Дали есть картина, посвященная ДНК).

‘И вот объявление Уотсона и Крика о ДНК. Это для меня настоящее доказательство существования Бога.’

В книге эпиграф никак не комментируется. По всей видимости, отношение Крика к цитате ироническое.

___

Крик некритично использует термин информация. В его изложении информация играет важную роль, но что такое информация остается неясным.

___

В третьей главе при обсуждении происхождении жизни Крик в определенной степени противоречит сам себе. Он говорит:

‘Критическим моментом является тот, когда естественный отбор мог бы начать действовать, поскольку после этого система могла продолжить развитие путем своего улучшения.’

Это плохо согласуется с утверждением из первой главы, согласно которому естественный отбор должен быть объяснен в рамках физики и химии.

___

Крик вводит понятие неовиталист:

‘»neovitalist»: that is, a man who believes in vitalistic ideas while denying that he does so!’

‘»неовиталист»: то есть, человек, который верит в виталистические идеи, но при этом это отрицает.’

___

Книга Крика хорошо показывает интеллектуальную атмосферу тех лет. Становится понятно, почему Эрнст Майр даже не заикался о фундаментальности биологии как науки, а только пытался обосновать автономию биологии по отношению к физике.

Из старых обсуждений (01.02.2013)

________________________

Кох, насколько я понимаю, работал с Фрэнсисом Криком. Так вот, на похоронах Фрэнсис Крик его сын сказал, что у отца всю жизнь была мечта забить последний гвоздь в гроб витализма (насколько я слышал про Коха, это также можно отнести к нему). К этому очень подходит ехидное замечение Ван Фраассена, что вот даже у редукционистов есть своя жизненная позиция, хотя совершенно непонятно как она может возникнуть из движения атомов и молекул.

________________________

>Про Коха и его книгу

Вот-вот. Замечательно сказано

«В книге нет, как таковых, оригинальных идей, однако она выделяется своей искренностью, и это отличает ее от прочих книг «про мозг». Коха, как убежденного редукциониста, мучает отсутствие смысла жизни – он хорошо понимает эту связь – и признается ближе к концу, что все-таки предпочитает в него верить. Какой-то смысл во всем этом преобразовании материи должен быть, ему неизвестно какой, но это дает ему силы жить дальше

Информация

Фрэнсис Крик, О молекулах и людях (Francis Crick, Of Molecules and Men), 1966. Переиздана Prometheus Books в 2004 году.

Дополнительная информация

Майкл Поляни о несводимости структуры жизни

Эрнст Майр о месте биологии в системе наук

Обсуждение

https://evgeniirudnyi.livejournal.com/171203.html

Обуждение с caenogenesis, где он озвучил такую картину мира. В обсуждении активно используется книга Крика.

«Ну я вообще-то считаю, что мир неисчерпаем и полная картина его устройства есть только у Бога (если он существует). В мире существуют атомы, молекулы, тектонические плиты, этносы, языки, планеты, морские свинки и еще бесконечно много сущностей, и все их можно изучать. Для этого предназначены разные науки, которые дают разные проекции, так что картина в целом получается в каком-то смысле стереоскопической. Физика выделяет как существенные какие-то одни свойства реальных объектов, химия какие-то другие, биология какие-то третьи, и так далее. Ну, собственно, и все. Никакой проблемы соотношения этих наук между собой я не вижу — они просто решают каждая свои задачи, и это совершенно нормально.»

https://macroevolution.livejournal.com/249650.html?thread=17650482#t17650482

См. также https://evgeniirudnyi.livejournal.com/171910.html

Несколько моих комментариев из обсуждения приведены ниже:

‘Вопрос состоит в цели изучения разных явлений и в том, что они говорят об устройстве мира. Можно увидеть иерархию уровней, но ведь как раз наука стремится объяснить явления на более высоком уровне в терминах более низкого уровня. Приведу пример из биологии: исходная заметка была посвящена биологических основам морали. То есть, предполагается, что биология вполне может объяснить происхождение морали. Логика, насколько я понимаю, заключается в том, что предполагается существование организмов и естественного отбора как фундаментального принципа эволюции популяции организмов. Второй пример из биологии — это Докинз (см. его рассмотрении физики и биологии). Он также предполагает, что более высокий уровень иерархии должен объясняться в рамках более низкого уровня.

Точно также Крик рассматривает уровени физики и биологии. До биологии у него есть хороший пример, связанный с бензолом. Крик говорит, что несомненно бензол является целым, которое больше суммы частей. Тем не менее, квантовая механика прекрасно объясняет строение и свойства бензола. Примерно также он осуществляет переход к изучению бактерии и говорится, что функционирование бактерии вполне понятно на уровне химических реакций.’

‘Я начну со сравнения позиций Крика и Докинза. Их картины мира на самом деле крайне близки. Докинз называет свой подход иерархическим редукционизмом. Крик таже говорит, что можно увидеть иерархию разных уровней и он обсуждает редукционизм в рамках иерархии. Крик, тем не менее, делает вывод, что базовый уровень может объяснить все высшие уровни. Если прочитать Докинза внимательно, то можно увидеть, что у него нет возражений против такого утверждения. Ведь если уровень N-1 объясняет уровень N, а уровень N-2 объясняет уровень N-1, то в конце концов неуклонно получается что уровень 1 объясняет все высшие уровни. Прочитайте Докинза внимательно, он не возражает против утверждения, что физика может объяснить биологические явления.

Позиция Докинза заключается в том, что объяснения с точки зрения физики бесполезны, поэтому с точки зрения пользы лучше всего остановиться на более высоких уровнях и не спускаться на базовый уровень. Крик не возражает против такого утверждения, он также говорит, что рассмотрение в рамках более высокого уровня часто полезно и он называет такое рассмотрение полезным способом обсуждения соотвествующей проблемы.

Таким образом, пока позиции обоих ученых крайне близки между собой. Разница начинается при рассмотрении фундаментальных явлений. Докинз игнорирует фундаментальность, у него вы не увидите утверждения, что биология — это фундаменальная наука. Обращу внимание на то, что в рамках иерархического редукционизма Докиназ заявление о фундаментальности биологии логически невозможно. Крик понимает это и поскольку он борется с витализмом, он заявляет о фундаментальности уровня физики и о том, что все остальные уровни сводятся к уровню физики, поэтому можно сказать, что они не фундаментальны (я сейчас не помню, какой термин использовал Крик, чтобы подчеркнуть фундаментальность физики с этой точки зрения, но это, по-моему не так важно). В целом, надо следует отличать полезность и фундаментальность. С моей точки зрения, полезностью никак нельзя обосновать фундаментальность.

Следующий шаг связан с тем, что физики уверены в том, что на уровне физики можно описать поведение бактерии. Ваше утверждение о невозможности этого связано с тем, что вы, как и Докинз, привыкли работать на уровне качественных объяснений — примерно так, как описывается работа автомобиля в приведенной вами цитаты Докинза. Физиков это не устраивает, они ищут количественное описание. На этом пути при рассмотрении работы автомобиля без законов Ньютона и термодинамики никак не обойтись. Докинз не замечает этого только потому, что он удовлетворен качественными объяснениями.’

‘Обращу внимание, что позиция Крика была крайне последовательной. Уже в этой книге он был убежден, что вполне понятно, что физика может описать как происхождение жизни, так и поведение бактерий. Открытым вопросом с его точки зрения оставалась работа нервной системы, но он не сомневался, что даже на уровне нервной системы витализму места нет. На этот счет у него есть книга Удивительная гипотеза: научный поиск души. Я ее не читал, но судя по тому, что пишут люди, она явилась расширенной версией третьей главы книги О молекулах и людах. Как пишут, на похоранах Крика его сын сказал, что у отца всю жизнь была мечта забить последний гвоздь в гроб витализма.’


Comments are closed.