Споры о разумном замысле и искушение сциентизма

Для разнообразия прочитал книгу Эркки Койонена ‘Споры о разумном замысле и искушение сциентизма‘ . Книга является неплохим введением в споры о концепции разумного замысла (Intelligent Design). Разбираются идеи представителей разумного замысла, их критика и ответы на критику. Интересно отметить, что критика идей разумного замысла идет не только со стороны натуралистов и атеистов, но также со стороны теологов и других представителей креационизма.

Таким образом, книга начинается с классификации возможных взглядов. С одной стороны стоит натурализм и атеизм, с другой теология. Тем не менее, креационизм включает в себя представителей достаточно разных взглядов.

Существует давняя традиция естественной теологии (например, Уильям Пейли), связанная с поиском доказательства существования Бога путем изучения природы. Есть фундаментальный креационизм, представленный так называемыми младоземельцами — они выступают за буквальное прочтение Шестоднева. Прогрессивные креационисты признают данные геологии о возрасте Земли, но не согласны с идеей биологической эволюции. В заключение теистический эволюционизм признает дарвиновскую эволюцию.

Естественного, что предложенная классификация является условной, поскольку споры между профессорами можно увидеть также внутри каждой категории — достижение полного согласия между профессорами в принципе невозможно.

Сторонников разумного замысла отличает уверенность в том, что можно доказать существование Творца в рамках науки. С другой стороны, их аргументы сводятся исключительно к наличию творца без раскрытия того, кем он является — демиургом Платона, космическим пришельцем, Зевсом или христианским Богом. Как пишет Уильям Дембски:

‘Разумный замысел сводится к тому, что один интеллект определяет, что сделал другой интеллект.’

Койонен начинает книгу с анализа сциентизма. Интересно то, что он относит к лагерю сциентистов также представителей разумного замысла. Приводится интересная цитата Натаниеля Комфорта:

‘Представители антидарвинистов и антикреационистов согласны между собой в одном, в том, что ведется ожесточенная битва между догматическими религиозными фанатиками с одной стороны и строгими беспристрастными учеными с другой. Тем не менее, кто стоит на какой стороне зависит от того, кого вы читаете.’

С точки зрения Койонена именно опор на сциентизм приводит к не нужным эмоциям, поскольку на самом деле спор всегда выходит за рамки науки и он неизбежно переходит на привлечение тех или иных философских или теологических воззрений. Книга завершается главой, в которой утверждается, что уход с позиций сциентизма и включение в рассмотрение теологических позиций помогло бы согласованию позиций разумного замысла и теистического эволюционизма.

Приведу несколько цитат, которые мне понравились. При обсуждении требований методологического натурализма в науке Койонен правильно вспоминает средневековых схоластов:

‘Даже в средние века натурфилософия при рассмотрении естественных являений основывалась на «предпочтении естественных объяснений божественным тайнам» . Предполагалось, что Бог создал рациональный мир, структура которого открыта исследованиям со стороны людей. Объяснение вещей путем ссылки на таинственную волю Божью не являлось позицией натурфилософов по умолчанию, скорее, они хотели понять естественные процессы, которые создал Бог.’

Сторонники разумного замысла подвергаются жесткой критике со стороны некоторых теологов и представителей теистического эволюционизма за столь нейтральное описание Творца. Например, теолог Конор Каннингем пишет так:

‘бог сторонников разумного замысла является богом, который ортодоксальные христиане должны считать дьявольским.’

Также в книге говорится следующее:

‘Каннингем утверждает, что атеисты как Докинз могли бы более эффективно критиковать традиционную христианскую веру путем согласия с разумным замыслом, а не путем защиты эволюционной биологии.’

Сторонники разумного замысла исключают из обсуждения проблему зла (теодицию), поскольку у них речь идет про абстрактного демиурга и не утверждается, хорош ли он или плох:

‘Майкл Бихи вполне последователен в этом вопросе, он даже утверждает, что малярийный паразит был преднамеренно создан для заражения людей.’

По этому случаю я впомнил естественную теологию Яна Сваммердама:

‘При этом я предлагаю вам увидеть Палец Всемогущего Бога в анатомии вши: в которой вы найдете чудо на чуде и увидите мудрость Бога, отчетливо проявившуюся в самой крошечной детали.’

При обсуждении позиции конвергентной эволюции Саймона Конвея Морриса (теистический эволюционизм, который критикуется представителями разумного замысла) говорится следующее:

‘Согласно Конвею Моррису вполне вероятно, что возможные биологические формы, так же как и форма древа жизни, в большой степени определены законами природы.’

Похоже, что Моррис сводит биологию к физике. Это, пожалуй, редкость среди биологов.

В заключение несколько слов про то, что считается объяснением (глава 8, Логика аргументов замысла). Говорится, что аргументация идет в рамках абдукции, которая в настоящее время рассматривается в рамках вывода лучшего объяснения (Inference to the Best Explanation). В Рунете абдукция рассматривается как вид правдоподобного рассуждения. Я бы сказал, что это ближе к истине. Про экспланандум и эксплананс участники этого обсуждения со всех сторон похоже ничего не слышали.

Информация

Erkki Vesa Rope Kojonen, The Intelligent Design Debate and the Temptation of Scientism, A Theological and Philosophical Analysis, 2016

См. также: Ян Сваммердам: Анатомия вши и божественное провидение

Обсуждение

https://evgeniirudnyi.livejournal.com/247532.html


Comments are closed.