Логический позитивизм

Логический позитивизм — влиятельное направление в философии науки в середине двадцатого века. Его можно рассматривать как третью волну позитивизма: первая связана с работами Огюста Конта, вторая с работами Эрнста Маха. Логический позитивизм зародился в рамках Венского кружка в 1922 году и продолжил свое развитие в США, поскольку многие представители логического позитивизма в дальнейшем эмигрировали в США. Логический позитивизм также известен как логический эмпиризм.

Логический позитивизм развивался параллельно с концепцией фальсифицируемости Карла Поппера. В отличие от Поппера целью позитивистов была борьба с метафизикой. Рассмотрим, например, цитату Гегеля:

‘Дух как сущность, которая есть самосознание, – или обладающая самосознанием сущность, которая есть вся истина и знает всю действительность в качестве себя самой, – в противоположность реальности, которую он сообщает себе в движении своего сознания, есть всего лишь понятие духа;’

Позитивисты хотели доказать, что такого типа высказывания не имеют смысла. Другими словами, не имеет смысла говорить об истинности или ложности такого высказывания; такого типа утверждения следует просто исключить из рассмотрения.

В качестве образца поставщика знаний позитивисты считали науку. Таким образом, своей задачей позитивисты считали доказательство того, что наука не нуждается в метафизике и научные утверждения всегда будут либо истинными, либо ложными. Соотвественно, задачей науки является выяснить, что правда, что нет. Позитивисты не думали, что сами ученые делают или должны делать свои утверждения в такой форме, когда связь утверждений с опытом является очевидной. Они считали, что в этом как раз заключалась роль философов — провести лингвистический анализ того, что говорят ученые и показать, что в конечном итоге научные утверждения можно определенным образом связать с опытными данными. С точки зрения позитивистов у философии не может быть никакой другой роли [можно сказать, что философия должна быть ислючительно служанкой науки].

Несколько имен знаменитых логических позитивистов:

  • Рудольф Карнап (Rudolf Carnap, 1891 — 1970)
  • Карл Густав Гемпель (Carl Gustav Hempel, 1905 — 1997)
  • Альфред Джулс Айер  (1910 — 1989)
  • Уиллард Ван Орман Куайн (Willard Van Orman Quine, 1908 — 2000)

Подход позитивистов похож на операционализм физика Перси Бриджмена (Percy Williams Bridgman, 1882 — 1961). Отличие лежит в детальности проработки и в особенностях философского мышления. В курсе лекций упоминалось такое определение философии: ‘Философия связана с попытками решения вопросов, которые обычно спрашивают дети, при использовании методов, которые обычно используют юристы‘ (авторство приписывается Дэвиду Хиллзу, David Hills). В этом отношении следует отметить, что хотя Куайн хотел занять позицию настоящего логического позитивиста, его аргументация существенно поколебала позиции логичиского позитивизма. Философский аргумент живет своей собственной жизнью.

Основная идея логического позитивизма заключалась в том. что логики и опыта должно быть достаточно для классификации утверждений. В конечном итоге, при правильных предпосылках дедактивное мышление всегда дает правильный результат. Возможные утверждения делились на аналитические (логика и математика) и синтетические (опыт). В первом случае истинность утверждений устанавливалась дедуктивным методом и проблем не возникало.

Философские проблемы возникали при рассмотрении синтетических утверждений. Вначале возникает вопрос, что следует рассматривать в качестве базовых утверждений, связанных с опытом. В философии нового времени считалось, что мышление начинается с ощущений (восприятий) и поэтому первая попытка заключалась в связи синтетических утверждений именно с ощущениями. После бурных обсуждений стало понятно, что это путь в никуда, поэтому в качестве базовых синтетических утверждений были выбраны утверждения об объектах, находящихся перед экспериментатором (протокольные утверждения).

Следующий шаг состоял в связи протокольных утверждений и утверждениями научной теории. Предполагалось, что теоретические утверждения связаны с опытными утверждениями посредством вспомогательных утверждений. Тем не менее, на этом пути возникло немалое количество проблем.

Неразрешенной осталась проблема индукции (см. Юма). Поэтому невозможно логическим путем вывести теоретическое утверждение из протокольных утверждений. Пришлось ослабить критерий в рамках перехода к гипотетико-дедуктивной модели: нельзя сказать, как появляется научная теория, можно только попытаться связать связать теоретическое утверждение с утверждениями опыта (оправдать/подтвердить теорию).

Рассмотрим гораздо более простой случай, когда мы ищем только свидетельство подтверждения научной теории. В качестве примера возьмем теорию «Все вОроны черные» (одна из любимейших теорий в философии науки). Что является подтверждением этой теории? Очевидно, что наблюдение черного ворона является свидетельством в пользу этой теории. Что может быть проще?

Однако, на самом деле все гораздо сложнее в силу особенностей формальной логики. Возьмем отрицание теории: «Все предметы, не являющиеся чёрными, не являются вОронами«. Два утверждения являются истинными в одних и тех же условиях, что позволяет говорить об их логической эквивалентности. Отсюда следует, что наблюдение, например, зеленого ботинка подтверждает истинность теории «Все вОроны черные«.

Пример выше хорошо показывает трудную работу логического позитивиста. Если опираться на логику, то следует это делать последовательно, что в свою очередь приводит к целой веренице проблем — то, что говорит логика, часто расходится с нашей интуицей.

Куайн показал, что совокупность теоретических и дополнительных утверждений невозможно разделить между собой. Другими словами, теория в совокупности представляет из себя паутину убеждений. Это приводит к тому, что при расхождении с экспериментальными наблюдениями нельзя сказать, что в паутине убеждений отвечает за расхождение, и можно только отвергнуть все построение целиком. Более того, Куайн приводит аргументы в пользу того, что нет содержательного отличия между аналитическими и синтетическими высказываниями. Куайн также отмечал принципиальную недоопределенность теории (тезис Дюгема — Куайна) — одному и тому же набору протокольных утверждений можно сопоставить несколько теорий, которые в этом отношении будут равноправны между собой.

Несмотря на неудачу программы логического позитивизма, я должен сказать, что мне симпатична занятая позиция борьбы с метафизикой. Современная наука полна метафизики, при этом в этой метафизике не остается места человеку. Либо мозг принимает все решения и обманывает сознание, либо система переходит из предыдущего состояния в последующее по законам физики (каждый выбирает, что более ему нравится).

Позиция логических позитивистов изначально начинается с человека. Именно человек проводит наблюдения и строит научные теории. В этом отношении теория, по сути дела, играет инструментальную роль — ее задача состоит только в сохранении феноменов (протокольных утверждений).

Информация

Jeffrey L. Kasser, Philosophy of Science, 2006.

Статьи в Новой философской энциклопедии:

Логический позитивизм

Протокольные предложения

Оправдание теории

Гипотетико-дедуктивный метод

К особенностях математической логики — обсуждение про импликацию.

Утверждение ‘Если А, то Б’ истинно в случае, когда А ложно, а Б истинно.

https://bluxer.livejournal.com/308197.html

Обсуждение

https://evgeniirudnyi.livejournal.com/191596.html


Comments are closed.